August 19th, 2017

Русины - Четвертый восточнославянский народ

Оригинал взят у anatoliy_sava в Русины - Четвертый восточнославянский народ

О некоторых фактах искажения истории русинского народа Закарпатья

Среди актуальных проблем, обсуждаемых на сегодняшней конференции, есть и вопрос о противодействии искажению фактов истории. Великий русский историк Николай Михайлович Карамзин писал, что «история в некотором смысле является священной книгой народа». Так вот эта священная книга истории русинского народа Подкарпатской Руси, ныне Закарпатской области Украины, подвергается серьезному искажению. Факты таковы, что славяне русины уже более полутора тысяч лет живут на территории карпатского региона. Откуда же взялось название «Подкарпатская Русь»?

Карпаторусинский филолог и историк Дмитрий Поп в книге «Iсторiя Подкарпатськоi Руси» так отвечает на этот вопрос. «Подкарпатская Русь» – назва части територii Верхнього Потися, южных берегув Карпат и передгор, населеных подкарпатськими русинами – потомками тых словян, што ся появили в Карпатському басейнi у час Великого переселеня народув у началi новоi еры (IV-V) вв., укликаного появов у Европi племен войовничых гуннув, котрi лишили по собi спалинi поселеня и побитых люди, кiдь тотi не встигали спрятатися од них в хащи».

Из сказанного следует, что славяне-русины заселили территорию южных Карпатских предгорий еще в IV веке, в связи с Великим переселением народов, вызванным появлением в Европе воинственных гуннов, уничтожавших всех и все на своем пути.

Знаменитый российский историк Федор Федорович Аристов в книге «Карпато-русскiе писатели», касаясь отдельно истории Буковинской, Галицкой и Угорской Руси, выделяет среди русинов угро-руссов и делает ударение на том, что именно «Угро-руссы поселились на южныхъ склонахъ Карпатъ еще съ незапамятныхъ временъ».


Русинский интернационализм

Другой, не менее именитый русский русинист Алексей Леонидович Петров писал: «Замкнутая в своих горах народная масса угрорусов сохраняла и доселе сохраняет такие остатки древности в языке, верованиях, быте и т.п., которые уже исчезли у других ветвей русского племени».

Вот, что писал о карпатских славянах великий русский историк Василий Осипович Ключевский, сын сельского священника Пензенской епархии: «Карпаты были общеславянским гнездом, из которого впоследствии славяне разошлись в разные стороны».

«Восточные славяне, – отмечал Василий Ключевский, – пришли сюда не прямо съ Дуная, совершивъ непрерывную перекочевку: это была медленная передвижка съ остановкой на Карпатахъ, длившаяся со II до VII в. Авары дали толчокъ дальнъйшему движенiю карпатскихъ славянъ въ разныя стороны». 

Памятник Александру Духновичу в Мукачево

Но одно славянское племя под названием россы или русины, по мнению ученых, осталось здесь, в Карпатах, навсегда. О том, что русины уже в начале II-V веков занимались земледелием и счастливо жили в предгорьях Карпат, мы находим сведения в повести знаменитого русинского писателя Александра Духновича «Милен и Любица» (Идильская повесть от древних русинов времен). «Еще под высоким Карпатом, под цветами гобзящим Бескидом широко пространный русский народ не был иноплеменникам подвержен, и еще классными управлялся чиновниками, так званными крайниками, до быстротекущего Лаборця, Уга, Латюрки, и славныя Тисы берегах, храбрые русины, властительством своим довольныи, весело утешалися, в чистой совести послужившие господу, в свято простой природе як свободно птички играющее, в взаимной любви, як родные братья жили. Обиталища их, – продолжает писатель, – от снежного Карпата по самые жерела славнои Тисы, а с южной стороны тихо текущим великолепным Дунаем граничилися. Тогда от воинственных вождом Стиликоном еще 520-го года в Италию для взыску славы отшедших, по горе, место жданнои славы темный гроб обретших сродников своих оставшие русины, уже светлостью божественного евангелия просвещенныи, презревшее нежных художеств, земледелием занималися…».

Трудно поверить, однако получается, что за несколько веков до крещения Киевской Руси, карпаторусины уже были хорошо знакомы со Святым Евангелием. Профессор Федор Аристов также говорит, что «Съмена христiанской въры были проивнесены сюда ранъе, чъмъ къ остальнымъ русскимъ».

В Х веке территорию русинского края захватили угры, предки современных венгров. Только спустя тысячу лет русины Закарпатья, в соответствии с Законом Венгрии №10 от 21 декабря 1918 года, получают свою автономию с конституционным названием «Руська Краина» – Русинская Держава. Затем, после выхода Русинской Державы из состава Республики Венгрии и свободного вхождения в состав Чехословакии (Сен-Жерменский мирный договор от 10 сентября 1919 г.), республика получила еще более широкую автономию с конституционным названием «Подкарпатская Русь». Через 19 лет «Подкарпатская Русь» и Словакия приобрели одинаковый статус федеративных республик в составе Чехо-Словакии (Конституционный Закон ЧСР от 22 ноября 1938 года).

Они утверждают, что они там живут…

Сегодня Словакия отдельное государство, член ООН, как Украина, Чехия или любая другая страна. Таким же свободным государством могла стать и республика Подкарпатская Русь. Но 15 марта 1939 года новоизбранный Сейм (парламент) Подкарпатской Руси, состоявший только из галицких националистов во главе с Августином Волошиным и поддержанный фашистской Германией, дал новое наименование республике – «Карпатская Украина». Меньше суток просуществовала волошинская республика. Уже на следующий день, с согласия Гитлера, вся территория русинского края была занята венгерскими войсками, а однодневный президент Волошин бежал через Румынию и Югославию в Берлин. Наконец наступил 1945 год – новый передел Европы. По соглашению между Чехословакией и СССР от 29 июня 1945 г. автономная республика Подкарпатская Русь, переименованная в ноябре 1944 года подкарпатскими коммунистами в Закарпатскую Украину, вошла в состав Советского Союза. В январе 1946 года, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР, республика была включена в состав Украинской ССР с понижением ее в статусе до области. Однако Подкарпатская Русь просилась в состав СССР на правах автономии! Что же получилось? Руководство СССР и Советской Украины просто обмануло народ автономной русинской республики, резолюцию партийной конференции края, состоявшейся в городе Мукачеве (на которой присутствовал начальник политотдела 18-й армии, будущий Генсек КПСС Леонид Ильич Брежнев) об автономии проигнорировали, а обращение делегатов православного съезда священников к Иосифу Сталину о присоединении Подкарпатской Руси на правах 16-й Карпато-русской Советской Социалистической республики к СССР и подавно не расслышали. Сегодня любому человеку ясно, будь он русин, украинец, русский, белорус или представитель другой национальности, что если бы Подкарпатская Русь осталась в составе Чехословакии, то с вышеупомянутым Конституционным законом Чехословакии она была бы отдельным государством. Однако колесо истории вспять не повернешь.

Русины во всей красе

И здесь нужно сказать самое главное. Народ Подкарпатской Руси восторженно встречал воинов Красной Армии, освободившей их территорию от фашистов в конце октября 1944 года. Среди освободителей родного края были и тысячи русинов (карпатороссов), воевавших в рядах Чехословацкого корпуса генерала Свободы.

Русинский народ радовался освобождению его родины и присоединению его к Советскому Союзу, к Украине, к Киевской Руси. Тысячи простых людей выкрикивали слова: «Мы русины, мы сыны Руси!». На русинском языке слово «русин» произносится как «русын», т.е. сын Руси. Но никому из них в то время даже в кошмарном сне не могло присниться, что после присоединения к Украине их всех по личному указанию Первого секретаря ЦК Компартии Украины Никиты Хрущева в одночасье переименуют в украинцев. Сельское население Закарпатья паспорта не получало в течение всего времени правления Хрущева, и только в конце октября 1964 года, после его смещения со всех постов, русины узнали, что они уже не сыны Руси. Грустно и печально.

В этой связи напомню читателю некоторые статистические данные довоенного периода, касающиеся Подкарпатской Руси.

Так, в соответствии с законодательством Чехословакии об образовании, все дети в возрасте от 6 до 15 лет должны были обучаться в школах. К примеру, в 1923/1924 учебном году в школах Подкарпатской Руси обучались дети следующих национальностей: русинской – 67,999 или 62,8%, венгерской – 17,585 или 16,25%, еврейской – 16,35 тыс. или 15,07%, румынской – 2,238 или ,07%, немецкой – 2,008 или 1,85%, чешской и словацкой – 1,982 или 1,83% и других (в их числе: украинской, русской, польской, болгарской, греческой) – всего 121 ученик или 0,11%. Согласно переписи населения в 1930 году, всего в Чехословакии проживало 14 млн. 729 тыс. 536 граждан, а на территории Подкарпатской Руси – 858,7 тыс. человек, в т.ч. 528 тыс. русинов. Во время этой переписи русские и украинцы, проживающие на территории Подкарпатской Руси, были учтены в графе «иностранцы» (чужинцы), и их было зафиксировано всего 6 870 человек.

Русины никогда добровольно не отказывались от своей национальности

После распада СССР русины на региональном референдуме 1 декабря 1991 года вновь заявили о желании иметь автономию, уже в составе Украины. Им пообещали, но слово не сдержали, а в 1996 году правительство Украины приняло пресловутый план мероприятий по искоренению русинов Закарпатья. Все должны быть украинцами, и точка. И это несмотря на то, что русины Закарпатья любят Украину и очень надеются на взаимность.

Сегодня русины признаны во многих странах мира, в т.ч. и в России. В столице достаточно активно работает Русинское землячество «Карпатская Русь». С 1991 года осуществляет свою созидательную культурно-просветительскую деятельность Всемирный Конгресс русинов. На членство в мировой организации славян-русинов подали свою заявку и русины России.

Здесь следует упомянуть, что научные и культурные связи русинов и Великой России имеют уже свою многовековую историю. Первой связующей ниточкой между Подкарпатской Русью – Закарпатьем и Российской империей был Иван Алексеевич Зейкан – просветитель и дипломат при царе Петре I.

Галицкие русины в Украине

После него в России работала целая плеяда ученых русинов, в том числе Михаил Андреевич Балугьянский – первый ректор Санкт-Петербургского университета. Сегодня русины, живущие и работающие в России, надеются и на тесное сотрудничество с Международным союзом общественных объединений «Киевская Русь». В заключении хочется напомнить читателям слова великого русинского просветителя, педагога и поэта Александра Духновича, написанные еще в середине ХIХ века и ставшие гимном подкарпатских русинов:

Я русин был, есмь и буду,
Я родился русином,
Честный мой род не забуду,
Останусь его сыном…


P.S. Выступление на международной конференции «Славянское единство наших стран и народов», состоявшейся 21 октября 2011 года в Культурном центре Украины в Москве на Арбате, организованной Международным союзом общественных объединений «Киевская Русь».

Андрей ФАТУЛА, Заместитель председателя правления Русинского землячества «Карпатская Русь»


Преподобный Алексий (Кабалюк), Карпаторусский исповедник.

Оригинал взят у anatoliy_sava в Преподобный Алексий (Кабалюк), Карпаторусский исповедник.

Жизнь и подвиг. (часть 2)

Другой знаменитый чех доктор П. Неруда заявил: «Обвинению в государственной измене никто в мире не верит: ведь известно, что в Венгрии не первый раз фабрикуют подобные процессы!»

Когда в поддержку русинов выступил серб Милован Будимир, то комиссар полиции остановил его: «По-сербски нельзя говорить, говорите по-немецки». Эти слова полицейского чиновника вызвали нарастающую бурю негодования среди славян, раздались пламенные протесты, сопровождаемые овациями, и зазвучал славянский гимн «Гей, славяне!», но вскоре ворвался наряд полиции, вызванный по телефону комиссаром, и митинг разогнали, арестовав немало людей. Несмотря на это, через неделю, 3 февраля 1914 года там же Австро-Венгерские славяне организовали второй митинг протеста. Многие на нем уже не смогли присутствовать из-за действий полиции. И опять горячо выступили чехи, г-н Томашек мудро заметил, что надо перейти в историю русинов, чтобы понять их стойкость и непоколебимость. «За Карпатскими горами был искони русский народ, исповедывающий свою православную веру на славянском языке, верный своим святителям Кириллу и Мефодию. Оба этих святителя подвергались неоднократно преследованиям за то, что перевели литургию на славянский язык. И народ, имея таких святителей, остался верным православной вере своих предков, связывающей его культурно и национально с целым великим русским народом.


Сегодня обвиняют 94 русских крестьян в «пропаганде православия». Причиной сему – униатское духовенство, которое испортило народ и обирало его до последнего гроша. Против такого бесправия восстал угрорусский народ и сегодня подвергается суду. 
За что? За то, что остался твердым, непоколебимым и верным православной Вере.


Мы, чехи, понимаем хорошо угрорусский народ, подвергающийся пытке из-за молитвословов, когда и нас, чехов, из-за чешских книг тягали по судам.… Протестуем во имя человечности против неслыханных истязаний угрорусского крестьянства!» 
Выступали и сербы, и словаки, причем Милован Будимир упомянул и Загребский процесс, где австро-венгры судили сербов и хорватов за верность своему народу.


Собрание вынесло резолюцию, в которой говорилось, что жестокость и бесчеловечность применяется ко всем славянским народам. «Но все до сих пор совершенные жестокости превышает последний угрорусский процесс в Марморош-Сиготе. Призываем на помощь культурную Европу, чтобы непременно этому насилию положить конец, ибо марморошский процесс является срамом и позором для мадьярского правосудия и народа. Призываем на помощь всех чешских и прочих славянских депутатов, чтобы непременно занялись этим делом угроруссов. Несчастным братьям угроруссам высказываем сердечные симпатии и уверения, что будем до окончания процесса стоять с ними и защищать их от дальнейших беззаконий».


Возмущение в обществе было настолько велико, что с разоблачением мадьярского правосудия выступали честные журналисты-мадьяры, приводя жуткие сведения об издевательствах над заключенными. 
Но не таковы были единокровные, но не единоверные русины – отступники, иуды, предавшие свой народ и называвшие себя «украинцами» только затем, чтобы не иметь ничего общего ни с Россией, ни с православными русинами. Они не только не приняли, живя в Вене, никакого участия в митинге протеста, но даже решили сорвать его. Студенты-мазепинцы хотели ворваться и избить русинов-студентов, разогнать русскую молодежь, пользуясь поддержкой властей, но узнали о многолюдстве и испугались иметь дело со всеми славянами Австро-Венгрии, после чего вынесли протест против общеславянского митинга: «Мы обращаем внимание решающих факторов монархии (Австро-Венгрии) на то, что русская пропаганда в рутенском населении принимает все большие размеры, и что потому является необходимостью со стороны этих факторов предпринять против этого самые решительные меры в виду грозящей опасности».


В России Михаил Осипович Меньшиков, впоследствии расстрелянный советской властью, как монархист и черносотенец, один-единственный смог открыто выразить страшную реальность происходящего и грядущую расплату России за предательское равнодушие. Он писал в газете «Новое время»: «О громком угрорусском процессе, обратившем на себя внимание всего света, я до сих пор не состоянии был написать ни слова. Скажу откровенно: СТЫДНО БЫЛО. Судили наших несчастных заграничных братьев, людей нашего племени, нашего языка и веры, судили таких же русских, как псковичи, киевляне, потомков тех предков, которые еще при Владимире Святом составляли неотъемлемую часть Руси. Как это ни странно, отторгнутые от России шесть столетий назад, все эти Кабалюки, Воробчуки, Палканинцы, Недзбайло, Поповичи, Думницкие и пр., они до сих пор остались верны тому великому племени, к которому принадлежат, и за этот именно племенной идеализм свой терпят мучительство от мадьяр и … Мне стыдно было и больно следить за подробностями процесса, как человеку, стоящему на берегу, тяжело видеть утопающих, которым не в силах помочь. Чувство стыда усиливалось сознанием, что часть вины за это несчастье и, может быть, подавляющая часть, падает на нас – Россию… Будем откровенны, - бессильные помочь страдающим землякам - не станем же скрывать правды, которую хорошо чувствуем все мы. «СЛЕЗЫ ИХ НА НАС И НА ЧАДАХ НАШИХ»… 
Никаких этих марморош-сиготских и львовских процессов не было бы, если бы были выполнены два условия: если бы подъяремная Русь изменила своей национальности и совсем забыла свое происхождение, или если бы мы, державная Русь, не изменили этой национальности». 
А суд шел своим ходом. Как раньше беззаконники стремились возложить основную вину на Преподобного Алексея, не предполагая, что он явится сам на суд, так теперь заочно обвиняли российского графа Бобринского – председателя галицко-русского (русинского) общества в Санкт-Петербурге. Как раньше, так и теперь, заочно обвиняя, судебные власти стремились неопровержимо доказать заговор со стороны России. Как не думали они, что Преподобный Алексий сдастся в их руки, так не думали, что граф Бобринский приедет из России на суд. А между тем, обвинение теперь строилось на показаниях русинского иуды – Дулишкевича, специально приезжавшего в Россию, якобы от православных, чтобы спровоцировать графа Бобринского на анти-австрийские высказывания, выведать сведения о денежной помощи русинам, чтобы оклеветать и графа, и страдающий русинский народ. Робкий Дулишкевич клеветал, как мог, но граф приехал на суд и сразу же поклонился в пояс подсудимым со словами: «Приветствую Вас, святые мученики Православия!» Услышав слова на родном языке, исповедники радостно умилились и ответили глубоким поклоном. Жалко выглядел Дулишкевич перед лицом им оклеветанного человека и не смог против правды хорошо выступить, что же касается прокурора, то он задавал настолько мелкие и незначительные вопросы, чтобы отвлечь внимание от несусветной ахинеи Дулишкевича, что граф подумал, не шутит ли с ним прокурор. 
В качестве доказательства государственной измены лежали на столе конфискованные у крестьян Богослужебные книги, изданные в России, где, естественно, содержались молитвы за русского царя. Против несостоятельности подобных доказательств вины красноречиво выступала защита, говоря, что и евреи Австро-Венгрии пользуются в своем богослужении книгами, изданными в России, где также содержится молитва за русского царя. Но судьи были лукавы и неумолимы, выполняя правительственные инструкции. Так прокурор не потребовал присяги от графа Бобринского, в отличие от Дулишкевича – клятвопреступника, заявив, что верит графу на слово. Это нарушение судебной процедуры состоялось, чтобы потом можно было поставить под сомнение речь графа, в отличие от Дулишкевича, который присягнул перед крестом и Евангелием. Все усилия правдолюбивой Европы были напрасны в том, что не удалось остановить бесстыдное судилище над христианами. Перед оглашением приговора Божьему Исповеднику – Преподобному Алексию дали сказать последнее слово. 
Как раньше святой спокойно сидел на суде, скрестив руки, так и теперь, встав, спокойно произнес: «Где уделяют Правду, там святое место, как храм. И сие место более святее храма, потому что здесь приносят Правду, здесь происходит вероисповедальный процесс, здесь верующие и я, священник. И здесь, в этом храме я присягаю, что я не виноват. Все, что мы делали, делали ради нашей Веры, и потому в этом деле последний суд скажет Иисус Христос…»


Слыша дивные, полные любви и Веры слова святого, исповедники заплакали от переполненной скорбями души и верности Богу. Они умились сердцем, уповая на Бога перед неумолимым жестоким судом, готовым вынести им суровый приговор. 
Слыша рыдания, судья зазвонил в колокольчик, и вскоре в наступившей тишине раздались новые слова святого исповедника, полные бесстрашной любви к людям: «Все равно, как закончится дело, мы успокоимся и если придется страдать, мы пострадаем за святое дело. Я прошел три части света, был в Америке, когда услышал, что мои верники попали в беду, я вернулся, вернула меня любовь к Родине. Если страдает стадо, и пастырю там место между страдающими… Там, на небесах, знают, что в наших сердцах только желание удовлетворить нашу духовную жизнь».


В этот день 3 марта 1914 года вынесли приговор 34 православным. Самый малый срок заключения (и сопутствующих издевательств) был 5 месяцев и самый маленький штраф – 50 крон. Большинство же получили около года тюрьмы и около 70 крон штрафа. Главный подсудимый – преподобный Алексий, Карпаторусский исповедник, был приговорен к 4 годам и 6 месяцам тюрьмы, а также к уплате 100 крон штрафа. 
Так окончился печально знаменитый 2-й Марморош-Сиготский процесс над православными русинами, или дело 94-х. Почти две трети из них пришлось отпустить за недостатком улик, как и раньше, ведь сперва подсудимых было почти две сотни. Власти совершили злодеяние, потому что чувствовали безнаказанность. Но иной суд у людей, и иной суд у Бога. Вскоре страшная Божья кара обрушилась на Австро-Венгрию. Чаша долготерпения Божьего переполнилась из-за мучений невинных русинов, и дни антиславянской империи были сочтены. На террор ответили террором – тем же летом в Сараево серб убил австрийского эрцгерцога. Австро-Венгрия получила повод захватить независимую часть Сербии, но Святой Царь Николай II начал священную войну за торжество Православия в Европе и Азии, за свободу и единство славян. Германия во главе с Пруссией – дважды спасенная Россией (от Наполеона I – военной победой, и Наполеона III – молчаливой поддержкой), помилованная во время семилетней войны (Россия вернула Пруссии ее восточную часть с Кенигсбергом, где люди уже присягнули на верность России), эта Германия объявила России войну. Франция и Англия объявили войну Германии. Началась мировая война. На германском фронте России было трудно, но в борьбе за Карпатскую Русь с Австрией было по иному. Австрийская армия наполовину состояла из славян, и они при любом возможном случае сдавались в плен, не желая воевать против русских. Немцы и мадьяры сражались упорно, да только воевать им пришлось на самой коренной русской земле, где население их ненавидело за века издевательств. От святой почаевской горы русские войска продвигались все ближе и ближе к Карпатам, был взят Львов и считавшаяся непреступной крепость Перемышль – старинный город Руси. Вскоре уже начались кровопролитные бои за Карпатские горы – сотни людей умирали за каждый шаг в овладении перевалами. Русины с ликованием встречали родных освободителей – юноши устремлялись в русскую армию, чтобы скорее освободить родную землю. Трогательной и величественной до слез была встреча русинов и русских – трагически разделенный захватчиками, некогда единый народ древней Руси теперь снова объединялся в единой Отечественной войне за Веру и землю единых предков. Казалось, что уже нет в мире той силы, которая могла бы омрачить это святое братство, не дать объединиться Руси и славянам. Святой Царь, презрев все страхи и опасения окружающих, приехал во Львов, чтобы встретиться со своим народом, и Владыка Евлогий Архиепископ Холмский говорил удивительные слова о том, что русский державный двуглавый орел теперь вьет гнездо на Карпатских горах. 
Золотой Крест Русский Царь назначил в награду Преподобному Алексию за великий подвиг русина-исповедника. Велико было счастье народа, увидевшего воочию своего русского Царя – слезы счастья заливали лица многих, и никто не хотел думать, что Царская Россия может уйти с многострадальной коренной земли Руси, и уж никто не мог предположить, что Православная Царская Россия вскоре будет растоптана грязными сапогами дезертиров.


Сотни тысяч, а потом и миллионы русских солдат и офицеров положат свои жизни за православных русинов и сербов, но и сами русины клали свои жизни за величие Православной России, за Святую Русь в своем сердце. В Западной Галичине был схвачен и расстрелян православный священник Максим Сандович – русин из карпатского племени Лемков. После первого залпа священномученик продолжал стоять невредимым. После второго залпа святой «простер руку и, истово осенив всех и себя широким крестом, произнес громким звучным голосом: «Пусть во веки живет Святое Православие, пусть во веки живет русский народ!». Взбешенный ротмистр подскочил к святому и, крикнув не своим голосом: «Сгинь, собака!», выстрелил ему трижды в лицо из револьвера. До сих пор на могиле святого продолжаются чудеса.


Смертные муки терпели многие крестьяне. В одном из закарпатских сел установили среди села виселицу, согнали к ней все село и предупредили, что православные-изменники будут повешены. Семьдесят человек не утаились, не отмолчались, а смело исповедали Веру своих предков, за что были тут же все по очереди перевешены на глазах родных и друзей. 
В селе Иза – центре святого Православия, убивали и вместе и порознь. В один из домов, где мирно жила семья, вечером стали ломиться жандармы. Понимая, что это значит, мать семейства схватила топор, но справедливо подумала, что при ее сопротивлении озверевшие палачи не пощадят даже маленьких детей. Жандармы ворвались и стали избивать отца семейства смертным боем. Дети плакали и молилися, кладя земные поклоны перед иконами Спасителя и Божьей Матери, а жандармы смеялись в лицо матери, говоря, что ее дети играют… После жандармы выволокли русина на улицу и там еще долго издевались над ним. Всю ночь страдалец пролежал на дороге, изнемогая от ран, и никто из родных и близких не мог забрать его, потому что жандармы не дозволяли выходить по ночам – действовал комендантский час военного времени. К утру, когда страдальца окружили родичи, он мирно предал свою душу Богу. Православные русины-иеромонахи, вернувшиеся из России перед самой войной, были брошены в застенки, а другие мобилизованы в Австро-Венгерскую армию, где их ожидали еще худшие пытки, а то и смерть.


Брошены в застенок были и девушки села Изы, желающие стать монахинями. Русские войска наступали, а они медленно умирали от голода и жажды в ледяном подвале.

Потом эта священная война будет оболгана, оклеветана, забыта, позабудут ее имя, и Великой Отечественной будут звать уже Вторую мировую войну, выросшую из поражения России в первой. А все потому, что без понимания Царской Священной Войны невозможно понять судьбу России. В 1916 году Англия и Франция официально признали права России на Царь-Град-Константинополь (Стамбул) и на оба берега пролива, замыкающие Черное море. Крест вот-вот опять воссияет над храмом Софии Константинопольской. Ждали своего освобождения турецкие христиане – греки и армяне, – русские войска в Турции удачно наступали, и турки вырезали более полутора миллиона армян за их христианскую веру. Страдали и греки. Турки распяли Цареградского Патриарха, пригвоздив к вратам храма. Вместе с пастырем было убито более двухсот тысяч православных греков. А вот в России народ уже не хотел страдать за Веру, Царя и Отечество – жаловались люди на жертвы, на недостаток продуктов, на недостаток металла (лень было думать, куда он идет в условиях войны). Больное и мнительное общество питалось запущенными слухами и вопиющей клеймящей ложью газет. Еще недавно русские войска взяли Марморош-Сигот, где за год до этого судили православных русинов, еще недавно дунайская равнина видела победоносную армию Царской России, а теперь германские войска захватили Польшу, вернули Австрии Галичину и пошли на Киев. Лишь когда сам Святой Царь Николай II взял командование в свои руки, отступление прекратилось. В Почаеве, в соборе австрийцы устроили кинотеатр, а стены были изувечены похабными рисунками и надписями. Но при прорыве генерала Брусилова в этом же 1916 году Австрийская армия потеряла за считанные дни 1,5 миллиона убитыми и ранеными; русские войска вернули Святую гору и освободили часть Галичины, но до Закарпатья уже не дотянулись, а там вернувшиеся палачи придумывали новые казни.


За 1916 и первые недели 1917 года Святой Царь Николай сделал то, что, казалось уже невозможным, – он сумел так управить Россию, что теперь армия могла за считанные месяцы овладеть Берлином и Веной. Была построена железная дорога до Мурманска, тогда Романова, на Мурмане – порта незамерзающего, в отличие от Архангельска. По ней подвезли миллионы снарядов от союзников и первоклассное оружие. Армия была доведена до невидимой ранее никем мощи в 15 миллионов солдат и офицеров. На Черном море достраивались гигантские корабли, способные разгромить все германские и турецкие силы на воде до самого Царьграда, но …дезертиры подняли восстание в столице, которая благодаря царю получила, наконец, русское имя – Петроград. Дезертиров поддержали «левые» - высшее командование, государственная дума и многие другие, так что перехваченный на железной дороге Святой Царь всюду увидел предательство, трусость и обман. Царь не отрекался от России – Россия отреклась от царя. Он запретил во время священной войны – впервые в мировой истории – производство и продажу спиртных напитков, и теперь пьяницы и дезертиры мстили святому, разрушая его царство. Десять миллионов жизней, отданных Россией за победу святой Руси в Европе и Азии, будут свидетельствовать против тех, кому одна своя жизнь показалась дороже судеб миллионов христиан, судеб всего мира. Юный Гитлер именно тогда научился считать славян, и русских в особенности, низшей расой - во время террора над русинами, когда в Австро-Венгрии, еще до войны были созданы специально для русинов первые в Европе концентрационные лагеря, и когда в России народ сам уничтожил свое царство и во время многолетней братоубийственной бойни привел к власти своих беспощадных палачей. В восемнадцатом году большевики отдали немцам весь запад России – от Прибалтики до Крыма – территорию, где до войны проживало почти половина населения Российской Империи. Потом эти земли достанутся Эстонии, Латвии, Литве, Польше. Финляндия, как и Польша, станет независимой, Молдавию (как и Буковину) захватит Румыния. Примечательно, что от безбожной власти в самые страшные годы будет спасен именно запад Руси – коренные земли с верующим крестьянским народом, смирившимся перед Богом за века гонений от чужой власти.


Из Украины немцы вывозили продовольствие, отправляя туда пустые вагоны, и Преподобный Алексий, спасаясь от смерти, бежал, пользуясь неразберихой военного времени в таком пустом вагоне. Добравшись до Житомира, он нашел Владыку Евлогия, и печальник Карпатской Руси помог ему. У святого исповедника тело было изувечено пытками – все время мировой войны он провел в тюрьме – его мучили, как могли и хотели, потому что считали одним из главных виновников несчастий, постигших Австро-Венгрию. Всю злобу и ненависть к православной России, к презираемым немцами и мадьярами русинам – все это они вымещали на святом. Всю грудь невинного страдальца занимала одна огромная рана – застарелая, гноящаяся. Святой спасал свою жизнь потому, что она была необходима православному народу, за который святой провел в тюрьме более четырех лет. Еще большей святости достиг Преподобный – все эти годы он молился за Россию – ее победу, а Россия предала его, как и миллионы других русинов, как она предала саму себя, но он не предал Россию и не разлюбил ее, как и остальные православные русины. Россия погибала в пламени гражданской войны, но Австро-Венгрия погибала быстрее и бесповоротнее – жертва России не была напрасной – впервые за многие века славяне получили свободу. До сих пор православная Сербия свято чтит память русского Царя – Мученика Николая II и с ним память миллионов русских воинов Великой Отечественной Царской Войны. И все же поражение России было страшным ударом для Православного мира. Тут же ряд поместных православных церквей перешел на Римско-Григорианский церковный календарь, и православные праздники стали праздновать в одно время с католическими, возникло широкое экуменистское движение, раскол в самой русской церкви на отечественную и зарубежную, обновленческий раскол в России и уничтожение большинства православных святынь с верующим народом заодно. В этом лютом вихре стояли непоколебимо Сербия и Карпатская Русь, но смута стремилась добраться и сюда. Закарпатье вошло в состав Чехословакии – Бог полностью воздал Чехам за пламенную защиту православных русинов против Австро-Венгерского судилища и террора. А подчинялась Карпатская Русь в церковном отношении – Сербии. Поэтому сербского епископа Досифея, правящего русинской церковью, не допускала на Русь чехословацкая власть, желающая, чтобы в Чехословакии была «своя» русинская церковь. Но организовать раскол среди русинов смогли только в 1927 году, а пока невиданный расцвет Православной Веры сиял всеми красками на многострадальной Карпатской Руси. Прошла оккупация Мармороша румынами, пала Венгерская Советская Республика на западе Закарпатья, и началась мирная жизнь в могучем славянском государстве, где все силы православные русины теперь бросили на укрепление завоеванной кровью истинной Веры. 
Село исповедников – Иза построило на окраине своих земель мужской монастырь в честь великого святителя и чудотворца Николая, где тут же избрали главою монашеского общежития преподобного Алексия, но святой отказался, и игуменом обители стал о. Матфей (Вакаров). Но скромность святого не могла заслонить для всех его святость, и в июне 1923 года епископ Досифей, впоследствии священномученик, возвел святого исповедника Веры Христовой в сан архимандрита и назначил председателем Духовной Консистории в городе Хусте – главном городе православного Мармороша, а также настоятелем прихода всего города. В Благовещенский собор города, построенный Преподобным, светильник Руси Карпатской поместил Акафистную икону Божьей матери – Благословение Закарпатья, где и поныне укрепляет русинов Благодатная Предвозвестительница.


Православные села Изы не остановились на созидании одного мужского монастыря – вскоре Дмитрий Сабов (в монашестве Иоанн), юродивый, живший круглый год в горной пещере над селом и ходивший круглый год босиком, постник, не евший ничего в среду и пятницу с семи лет, переплывший в юности под Рождество ледяную Тиссу – реку неукротимую, чтобы в обход жандармского отряда на мосту попасть на праздничную службу, где стоял на ледяном полу не переодев промокшей одежды всю Божественную службу, привязанный жандармами за Веру и бесстрашие к конскому хвосту и чудом оставшийся в живых – именно этот человек по Божьему велению основал в селе и девичий монастырь. Но и этот монастырь не вместил всех желающих. Иулиания Прокоп, которую вместе с подругами за монашеский образ жизни нещадно били в казарме, раздев, целыми часами, и часами же обливали ледяной водой на тридцатиградусном морозе, загоняли в ледяную реку зимой, водили лишь лохмотьями опоясанную под конвоем зимой для устрашения села, которая вместе с подругами умирала от жаждs и голода в леденом подвале тюрьмы и чудом осталась жива вместе с другими девицами, и, наконец, которой, вызвав в одиночку в казарму, сломали нос и проломили голову палкой, не оставив по всему телу живого места и присыпав бесчувственное тело песком в подвале – именно онаЬРчудесн> оживленная Богом, подвижница с семилетнего возраста, основала за селом Липча, в нескольких километрах от родного села, еще один девичий монастырь, где владыка Досифей поставил ее игуменьей. Преподобный Алексий пожертвовал на основание обители 20 000 чешских крон, но не только девичий монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, а и каждая православная обитель получала его духовную и материальную помощь. Опять наступили благодатные времена, когда более десятка монастырей освящали Марморошскую долину над белокуро-русой Тиссой: над Хустом вознеслись на горах монастыри в Колесарево и Городилово, возродился на горе старинный монастырь в Угле, откуда некогда православный епископ управлял Марморошем, рядом с Угольским монастырем на горе вознеслась и обитель чумалевская и еще, и еще, но… возник печальный раскол 1927 года, омрачивший благодатные отношения между Сербией Белой – Марморошем и Сербией Великой.


Приютенное сербами у себя, с подачи печальника русинов владыки Евлогия так называемое Временное Церковное управление, провозгласило себя Синодом Русской Православной Церкви за границей, пытаясь устранить от законной власти владыку Евлогия, назначенного самим Патриархом Тихоном-священномучеником, управляющим всеми приходами Русской Православной Церкви за границей. Но этого мало – воздав злом за добро владыке Евлогию, пожалевшего епископов, стесненных в Константинополе у Патриарха, под властью турок, епископы отплатили полной мерой и приютившим их сербам – глава Синода – митрополит Антоний Храповицкий – вместо законного сербского архипастыря содействовал поставлению на всю Подкарпатскую Русь епископом Савватия – ставленника чехословацкого правительства. Ничем не укорили Владыку Антония великодушные сербы, полагая, что старенький владыка сделал это по неведению, а не со зла, но как бы то ни было, вместо владыки Досифея – впоследствии священномученика, был незаконно поставлен Савватий. Так в 1927 году возник Савватийский раскол. И село Иза и многие ревностные православные остались верны Православной Сербии и своему законному епископу, но были и такие, кто соблазнился заявлением чехословацких властей, что теперь не сербский епископ, а епископ-русин, уроженец Закарпатья будет правящим архиереем. Хотя сам Савватий русином не был, но некоторые надеялись, что со временем будет «свой» владыка. Правительство Чехословакии теперь имело повод начать притеснения против тех, кто остался верен Сербской Церкви. Так омрачились отношения между чехами и русинами, особенно, когда в 1934 году вся православная Подкарпатская Русь отмечала 20 летний юбилей второго Марморош-Сиготского процесса. Власти, на которых оказывали давление католические и греко-католические круги, решили отметить этот юбилей по-своему.


Еще в 1926 году священник Иоанн (Попович) был расстрелян по проискам униатского священника, Феодора Ференчика в селе Высшая Апша. А 2-го сентября в городе Хусте, в 1934 году опять, уже в третий раз, судили православных исповедников из села Иза. Незадолго до этого в село – центр святого Православия - приехал в экипаже униатский священник по фамилии Бочкои – важный-преважный, но дети забросали его тухлыми яйцами, а одна маленькая девочка, подбежав совсем близко, зачерпнула речного песку из приготовленного ею заранее маленького мешочка, и со словами «Уния проклятая» бросила прямо в глаза духовно слепому лжепастырю. Экипаж стремительно умчался, Бочкои бежал от детей села Иза. 
Как страшное оскорбление восприняли униаты случившееся, и однажды ночью запылал с неистовой силой огромный храм, куда не пустили униатов. Со страшным гудением рвалось пламя, и далеко разлетались куски кровли, но неизреченной милостью Божьей иконостас Храма остался невредимым.


Но ни смута, ни гонения властей не могли остановить православных русинов. В Мукачеве лучший участок в городе был отдан под резиденцию православного епископа – евреи и венгерские реформаты-протестанты помогли православным русинам, ибо составляли большинство в городском совете. Однако раскол савватийский все же не был ликвидирован, происки властей продолжались, и Бог наказал - Чехословакия, несмотря на то, что имела армию больше и сильнее, чем Германия, несмотря на то, что была лучше вооружена и удивительным образом укреплена, используя горы, несмотря на все это, она была захвачена Германией, а Закарпатье вернули венграм. Пришла эпоха фашизма. Преподобный Алексий каялся и молил у Бога прощения за свой народ. Бог смилостивился – мадьяры не гнали, как прежде, православную Веру, не разрушали все новосозданные монастыри – они уничтожали народ физически. Город Хуст сторожит единственный равнинный вход в Марморош – узкий коридор между лесистыми горами, где рвется на равнину Тисса. Здесь встретили несметные мадьярские войска те, кто не хотел возврата многовекового ига. На поле, которое впоследствии назвали красным, закипела отчаянная битва – силы были слишком неравны, и мадьярская конница опять вторглась на землю русинов, как и более тысячи лет назад, только уже не с Востока, а с Запада. Юноши и девушки во множестве бежали в Россию – Советский Союз, не зная, что это теперь за страна, как там относятся к верующим – русины продолжали верить в Россию. Молодежь ловили венгерские фашисты – или расстреливали на месте, или отправляли в лагеря смерти (те же, которые успели добежать до России – были брошены уже в советские лагеря). Мужские монастыри были опустошены – мужчин мобилизовали в армию и на работы. Более 183 тысяч было брошено в лагеря смерти, и только 69 тысяч остались живы. Чтобы понять, сколько это, необходимо знать, что погибло русинов больше, чем их жило до войны во всех городах Подкарпатской Руси, а гибли русины отнюдь не только в лагерях смерти. Более пяти лет шло непрерывное уничтожение Православного народа, пока осенью 1944 года не вошли советские войска. Народ их встречал пасхальным перезвоном колоколов, но старики-русины говорили: «Вы думаете, что это та Россия, что была раньше, а это уже совсем другая Россия – от нее вы потерпите много горя». 
По неизреченной Божьей милости Преподобный Алексий отдал свою душу Богу прежде того, как полностью развернулись страшные гонения на Церковь Христову от советской власти. 19 ноября по церковному календарю, или 2 декабря по гражданскому 1947 года святой отошел ко Господу и был похоронен не братском кладбище мужского монастыря села Изы – монастыря великого Божьего угодника и чудотворца Николая.


Картинка 7 из 7Подобно Великому Святителю Божьему, Святой в своей жизни пламенно боролся с неправдой и несправедливостью. Подобно Святым Апостолам, он в простой одежде ходил годы и проповедовал истинную Веру, терпя гонения и муки. Подобно Святым Мученикам, бестрепетно исповедавшим Христа Распятого и Воскресшего, преподобный Алексий сам явился на неправедный суд и провел в тюрьме многие годы. Как Преподобные Отцы пустынники, святой не давал покоя своему телу, служа Богу, и подобно Великим Старцам утешал сотни и тысячи православных в один день, наставляя и укрепляя многомудрыми словами и церковными таинствами. Целой стране – Руси Карпатской был он отцом и благодетелем, хранителем святынь и Благословения Божьего для всего народа. Мы, знающие о преподобном Алексие, Карпаторусском Исповеднике, да не омрачим ничем его святую память, да не предадим ту святую Веру, для торжества которой святой душе его не жалко было всей своей временной жизни, которая у нас так быстро проходит. 
Кого-нибудь может удивить, что в настоящем рассказе к его концу все меньше говорится о преподобном Алексии, и все больше о православных русинах – это и есть одно из великих чудес Карпато-русского исповедника – с каждой новой ступенью своего земного жития он все менее и менее жил своей отдельной жизнью, и все более и более жил жизнью всего своего православного народа. В каждом монастыре и храме Карпатской Руси незримо живет его святая душа, каждый православный русин незримо находится под покровительством святого. Судьба православных русинов – это судьба самого преподобного исповедника, и помогая Православию на Карпатах, люди становятся друзьями святого, для которого истинная Вера была и есть то нетленное сокровище, которое он бесконечно нес и продолжает нести своему народу

http://www.pravoslavie.cz/Kabaljuk.htm

Читайте также:  Свято–Вознесенский женский монастырь с.Чумалева


РУСЬ вдали от РОССИИ

Оригинал взят у anatoliy_sava в РУСЬ вдали от РОССИИ

История Подкарпатской Руси


«Русь пуд Карпатами». Именно так говорят на свой лад местные жители – русины: пуд Карпатами, Пудкарпатя. Это сегодняшняя Закарпатская область Украины, Закарпатье. Впрочем, для чехов, словаков и других европейцев такое название, наверное, не логично. Для них это скорее земля перед или, действительно, под Карпатами. Именно поэтому в составе Первой Чехословацкой Республики была она Подкарпатской Русью. А еще ранее называлась Угорской Русью, так как столетиями входила в состав венгерских земель. Была она и жупой, и комитатом, и Рутенией, и Руськой Краиной, и Карпатской Украиной, и провинцией, и автономией, и даже несколько часов свободным государством — и такое случается...

Впрочем, рассказ мой, скорее, о людях, связанных с этим краем. Сначала о тех, которые внесли заметный вклад в историю России.

Первым в этом, как оказалось, довольно длинном ряду стоит дипломат Иван Зейкан (1670–1739) — наставник царевича Петра II. Он родился в 1670 г. в селе Имстичево нынешней Закарпатской области. Уехав рано из дома, жил во Львове, Праге, Вене и Регенсбурге. Досконально знал философию, латынь, немецкий, французский, венгерский и славянские языки. В 1697 году в Европу прибыло так называемое «Великое русское Посольство» во главе с молодым царем Петром. В период пребывания Посольства в Вене Иван Зейкан пришел с челобитной к государю, был благосклонно выслушан и уже через месяц получил серьезное дипломатическое поручение при переговорах между Турцией и Священной Лигой России, Австрии, Польши и Венеции. Вплоть до 1727 года он добросовестно нес службу при дворе Петра I. Авторитет этого русина в глазах российского императора был настолько высок, что 17 мая 1722 года Петр I милостиво обратился к нему с таким письмом: «Господин Зейкан! Понеже время приспело учить внука нашего, того ради, ведая ваше искусство в таком деле и добрую вашу совесть, определяем вас к тому; которое дело начни с Богом по осени, а именно в октябре или в первых числах ноября, конечно. Петр I». Вторым следует назвать юриста и философа Лодия Петра Петровича (1764–1829) Этот карпаторосс, как стали в России называть русинов, будучи профессором философии во Львове и Кракове, при основании Педагогического института в Петербурге (в 1803 г.) был приглашен на кафедру логики, метафизики и нравственной философии. Написал много философских и юридических трудов и в 1828 г. издал «Теорию общих прав». С 1819 г. был профессором на философско-юридическом факультете Петербургского университета.

Третье место в нашем списке принадлежит Михаилу Андреевичу Балудьянскому (1769-1847), уровень влияния которого на политическую жизнь России, как высказался один из современных историков, вполне может быть сопоставим с влиянием Збигнева Бжезинского на политическую стратегию США. Уже зрелым ученым М. А. Балудьянский в 1803 году был приглашен в С.-Петербург в качестве редактора Свода Законов по части государственного хозяйства и финансов. Таким образом, Балудьянский — соавтор Сперанского при составлении Свода Законов. С 1813 по 1817 годы он преподавал экономические и политические науки великим князьям Николаю и Михаилу Павловичу. В 1814 году (!!!) он был автором докладной записки государю по вопросу об освобождении крестьян от крепостной зависимости. В 1819 году Балудянский избран первым ректором С.-Петербургского университета и деканом философско-юридического факультета, выпускником которого был не только нынешний президент России В. В. Путин.

31 января 1826 г. Николай I, создав II отделение Е.И.В. канцелярии, на которое возлагалось дело кодификации законов, назначил Балудьянского начальником этого учреждения. С 1839 года Балудьянский — сенатор. По мнению А. Э. Нольде, в основе русской политико-экономической терминологии лежит работа М. А. Балудьянского «Изображение различных хозяйственных систем». Нельзя также не упомянуть о педагоге, медике и историке Иване Орлае (1770–1829) — гоф-хирурге царского двора, академике РАН (да, да, и тогда она так же называлась). В 1821–26 Иван Семенович был директором Нежинской гимназии высших наук (одним из воспитателей Н. В. Гоголя), а потом и Ришельевского лицея в Одессе. В 1804 г. в «Северном Вестнике» он напечатал «Краткую историю о Карпато-Россах», на которую делает ссылки Карамзин. Орлай писал латинские стихи, между прочим, элегию на смерть императора Александра I.

А как, спрашивается, обойти имя выходца из Мукачево, физика, юриста, агронома Василия Григорьевича Кукольника (1765–1821) — директора Главного Петербургского педагогического института? В 1813-1817 гг. он преподавал юридические науки и польский язык великим князьям Николаю и Михаилу Павловичам. В награду за особые заслуги был пожалован небольшим имением в Виленской губернии. А его сын, Нестор Васильевич (1809–68), стал известным русским писателем, соавтором либретто оперы «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»).

Список, как я уже сказал, длинный, поэтому назову еще лишь одного именитого русина: живописец и искусствовед, народный художник СССР Игорь Эммануилович Грабарь (1871–1960). Этот признанный знаток и ценитель русского классицизма в 1913—25 возглавлял Третьяковскую галерею, где перестроил экспозицию по историко-художественному принципу и издал первый каталог.

Перечисленных объединяет то, что все они были подкарпатскими русинами, хотя в их биографических справках часто приводится то Венгрия, то Австрия... и очень редко Карпатская Русь. Та самая Русь, которую даже в статусе западноевропейского лимитрофа-пограничья (во времена Австро-Венгрии), за сочетание огромного трудолюбия и бедности называли «черной Африкой Европы». Как констатировал один из исследователей, трудно тут жилось всегда — даже евреям, обладающих очень высоким уровнем адаптации в любых неблагоприятных условиях. Не случайно карпатское гетто стало родиной хасидизма. Минимум ресурсов — максимум духа. И вот лучшие сыны этого забытого богом края на стыке великих империй в свое время рискнули податься в бескрайнюю северную страну, где благодаря выдающимся личным качествам вошли в элиту Российской империи и остались там навсегда.

Но вот что интересно: существует и обратный поток, что можно назвать исторической справедливостью. Он состоит из сынов и дочерей России, которые по зову сердца, но чаще по воле обстоятельств, рока, преследующего их родину, осели «пуд Карпатами» и обратили свои таланты на благо новой отчизны.

Подробнее начать здесь стоит, наверное, с таинственного Константина Матезонского. Он прибыл в Ужгород еще в 1833 году из Перемышля, где оказался, вероятно, после поражения восстания декабристов. По крайней мере, о Пушкине он говаривал, как о весьма близком знакомце. В Ужгороде К. Матезонский прославился как хормейстер. Он первым ввел в местных церковных хорах многоголосие. До этого русины и венгры пели только в унисон. Как-то на Пасху ужгородцы впервые услышали хор в четыре голоса, что потрясло как священнослужителей, так и прихожан. Хор «батьки Матезонского» был знаменит и после его смерти в 1858 г. и под названием «Гармония» около 100 лет гастролировал по Словакии, Венгрии и Чехии.

В 1885 г. впервые приехал в Угорскую Русь русский историк и педагог Алексей Леонидович Петров. И не смог оторваться от нее. Преподаватель петербургского университета, профессор славяноведения регулярно посещал Подкарпатскую Русь и написал девять монографий о ее истории. Кстати, он был первым, кто подверг критике как имевшийся в то время научный подход к истории края, так и его приукрашенную, «легендарную», как он говорил, историю. Считал русинов частью русской нации за Карпатами. Умер в Праге в 1932 г., что вызвало дипломатический скандал в связи с захоронением советского ученого на белогвардейском Ольшанском кладбище...

И все же основная масса русских появилась «пуд Карпатами» в лихую годину после гражданской войны. Их выбор был не случайным. «Подкарпатская Русь» была почти Русью. Русины говорили на понятном, хотя и «старинном» языке... Основная масса «белоэмигрантов» была интеллигентными, высокообразованными людьми, существенно обогатившими и освежившими жизнь края.

Герой Первой мировой войны, боец киевской Чешской дружины, белый офицер Всеволод Коломацкий, попавший в Ужгород через Крым и Галлиполи, принял здесь в эмиграции священнический сан и стал миссионером православия. Впрочем, как подробно рассказал журнал «Русское слово» в прошлом году, прославился он более своим архитекторским даром — построил и реконструировал в тогдашней Чехословакии 88 церковных объектов. В 1930 году по инициативе русских эмигрантов возвел он в Ужгороде знаменитую церковь Покрова Божьей матери — памятник русским воинам, убиенным в Великую войну. Подобного храма-памятника ни в России, ни на Украине не существует, он уникален. Кстати, здесь, тайком от партийца-отца, мать и бабушка крестили автора этой статьи, и он в 1988 г. поставил на «своей» церкви новые кресты с «золотым» покрытием из нитрида титана. Покрытие пока держится...

Повезло Подкарпатской Руси с музыкантами. В 1933 году из Праги в Ужгород переехал коренной петербуржец Петр Петрович Милославский — последователь знаменитого мастера хорового искусства А. А. Архангельского. На новом месте жительства он организовал в довоенные годы хор «Боян», а после войны, уже в советское время — весьма знаменитый и поныне Закарпатский народный хор. Еще мальчишками мы с благоговением приходили к Лидии Степановне Панкратовой. Еще бы — ведь она знала самого Маяковского! В девичестве — Ильяшенко, она была двоюродной сестрой Андрея Белого, была хорошо знакома с семьей Александра Блока и играла в спектаклях Мейерхольда. Лидия Степановна жила тем, что давала уроки французского языка, а позднее вела и студийные занятия в молодежном театре-студии В. Дворцина, где мне посчастливилось играть. Ее муж, Панкратов, активно участвовал в строительстве в Ужгороде в годы Первой Республики известного микрорайона Галаго и главного административного здания, называемого теперь то «Народной радой», то «Белым домом». Другие русские инженеры-строители, Лосиевский и Баренблат, проложили знаменитый канал «Невицкое-Ужгород», возвели ужгородскую электростанцию и мост в Великом Бычкове.

Когда в советские времена молодежный театр играл «10 дней, которые потрясли мир» Джона Рида, приковывало внимание появление на сцене одной из главных героинь пьесы — «бабушки русской революции» Е. К. Брешко-Брешковской. Узнав о присоединении Подкарпатья к Чехословакии, Екатерина Константиновна приехала сюда в 1919 г. из Югославии: «Не могла я до конца отдать свою жизнь России, так постараюсь посвятить остаток своих сил народу Подкарпатской Руси». «Бабушка» организовала «Карпаторусскую трудовую партию», еженедельник «Русская земля», «Русский народный банк», открыла интернаты при гимназиях, где вырастали местные национальные интеллигенты. Ее похороны в 1934 году провел Пражский магистрат. Президент Т. Г. Масарик прислал венок, а из Парижа проститься приехал А. Керенский. В довоенном ужгородском «Русском Культурно-просветительском обществе им. Александра Духновича» занималась режиссерской работой Ольга Куфтина-Полуэктова, которая была членом Пражской труппы Московского художественного театра (МХАТ).

Или вот как метала судьба терского казака Тимофея Антоновича Черкасова. Еще во времена Ивана Грозного его предки переселились из-за Волги в Ставропольский край. В 1919 году он окончил Святокрестовскую учительскую семинарию, но сразу был призван в армию в Катеринодарское военное училище. В 1920 году на кораблях «Свет» и «Дон» курсанты эвакуировались в Турцию. В Галлиполи Черкасов стал хорунжим казачьего полка генерала Кутепова. В 1921 году 52 казака переехали на остров Лемнос в Грецию. Затем — Бургас, Болгария. Но вот — письмо брата из Праги, и в 1922 году Тимофей Антонович уже там. Вскоре он студент сельскохозяйственного института в Кутной Горе. А в 1927 году Мораво-Остравский молочный завод командировал Тимофея Антоновича на Подкарпатскую Русь. Позднее он вернулся сюда учителем, а в 1933 году стал управляющим народной школы в Щербовце. В 1944 году венгерские солдаты сожгли школу, и Черкасов вместе с семьёй переехал в Мукачево. Учительствовал в Подгорянской школе, потом работал бухгалтером. Свои первые стихи опубликовал еще на Родине. Печатался в Баку, Святом Кресте и Ставрополе. Оставил в рукописях 578 стихов и поэм, романы «В путях жизни» и «Трудные годы», повесть «Душпастырь» и несколько рассказов. Печатали «врангелевца» редко. Но зато в 60-е годы он активно участвовал в литературном объединении «Полум`я». Педагог от Бога Т. А. Черкасов умер в 1967 г. в Мукачеве.

С пользой потрудились на Подкарпатской Руси русские ученые. Еще в 1926 году в Ужгороде вышла знаменитая, непревзойденная по сей день книга эмигранта Вадима Дмитриевича Владыкова «Рыбы Подкарпатской Руси и способы их ловли». В том же году выходец из Краснодарского края Евгений Владимирович Луговой-Федосеев выпустил книгу «Животноводство» объемом в 300 страниц. Книга была написана на русинском языке (!), понятном каждому «газде» – хозяину. В ней доступно сообщались сведения об анатомии, физиологии животных; о породах скота, давались рекомендации по уходу за крупным рогатым скотом, лошадьми, овцами, козами. Не были забыты и кролики, карпы, пчелы. Заканчивалась книга описанием технологии «молочарства» и «сыроварства». Вслед за ней последовали «Луговодство» и «Свиноводство». Евгений Владимирович был также редактором пособия для крестьян «Ветеринарный порадник» (Ужгород, 1929,250 стр.). В Перечине, Середнем, Оноковцах, Изе, В. Бычкове, В. Лучках он организовал для крестьян курсы, включающие 13 дисциплин. Е. В. Луговой (со временем «потерялась» вторая часть фамилии «Федосеев») командировался и в Польшу, Австрию, Францию на закупки племенного скота для Карпаторусского края. Большую просветительскую и организаторскую роль он играл и в послевоенное, советское время.

Всегда были в Подкарпатской Руси и люди, которые жили в ней «виртуально», как говорим мы сегодня. Такой «виртуальный подкарпатский русин», московский ученый Федор Федорович Аристов, никогда (!) не бывавший в Закарпатье, еще в 1916 году написал труд «Карпаторусские писатели», а позднее издал книгу «Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси». В течение 1907—17 гг. он собирал и систематизировал материалы для уникального «Карпато-Русского музея», в котором насчитывалось около 100 тысяч экспонатов. Музей имел пять отделов: рукописный (около пяти тысяч писем, биографий, воспоминаний, дневников); книгохранилище (практически вся опубликованная литература о Карпатской Руси); художественно-иконографический (рисунки, гравюры, портреты); научно-справочный (картотека с читальным залом); кабинет «карпато-русских писателей». Увы, экспозиция музея пропала в годы революции и Гражданской войны. До конца своих дней (он умер в 1932) москвич Ф. Ф. Аристов переписывался с Обществом им. А. Духновича в Ужгороде, печатался в его изданиях, консультировал карпатороссов по целому ряду литературоведческих вопросов.

Выпускник Петербургского университета, в эмиграции — научный сотрудник пражского Русского Народного Университета — Всеволод Васильевич Саханеев, организовал в 20—30-е годы многочисленные экспедиции на Подкарпатскую Русь для изучения ее деревянных храмов. Многие из описанных церквей на сегодня не сохранились, поэтому чертежи и описания Всеволода Васильевича являются важнейшим этнографическим материалом. Его научные интересы были очень широки: «Национальный костюм у карпатороссов», «Резьба по дереву в Карпатской Руси», «Карпаторусская иконопись», «Из истории Унии Карпатской Руси». Часть статей публиковалась им на немецком и чешском языках.

В довоенные годы посещал Подкарпатскую Русь и советский дипломат Петр Григорьевич Богатырев. Выпускник Московского университета и сотрудник Московского исторического музея был в 1921 году назначен переводчиком дипломатической миссии Советской России в Праге, где он оставался до конца 30-х годов. Специалист-славист живо интересовался этнографией русинов и словаков. Собранные им материалы хранятся в архивах Москвы. Его статьи, посвященные обрядам, народным суевериям, приметам и толкованию снов у русинов печатались в Праге, Братиславе, Париже. Его работа о магии и верованиях на Подкарпатье была опубликована на французском языке в Париже (1929), на русском — в Москве (1971) и на японском — в Токио (1988). Весь мир, благодаря ему, узнал о фольклоре и обычаях подкарпатских русинов.

Следующая волна русской эмиграции — сегодня это можно назвать именно так — докатилась до Закарпатья после Второй мировой. Разговор о ней — отдельная тема. Однако необходимо отметить, что и на Подкарпатской Руси под развалинами Союза в последние годы положение русских порой весьма трагично. Прекратили выпускаться русские газеты, закрыты практически все (!) русские школы, на общественном телевидении остался один неполный русский канал. Люди уезжают. В первую очередь, в Россию, хотя многие из них знают ее только по рассказам родителей, а то и бабушек–дедушек. Других русских, в том числе и меня, как и в тяжелые послереволюционные годы, выручила демократическая Чехословакия.

Как ни парадоксально, но товарищами русских по несчастью в родной Подкарпатской Руси стали русины. Печальная история «добровольного возвращения» русинов в лоно Украины хорошо знакома чехам старшего поколения. В 1944 году свободу русинов, стыдливо потупив глаза, обменяли на поддержку Сталиным будущего выселения судетских немцев. И сегодня «свободная» Украина так и не признает за ними права не то что на автономию, но даже на отдельную национальность, так и не кодифицирует, не развивает «несуществующий» русинский язык. Между тем 78% закарпатцев проголосовали на референдуме 1991 г. за самостоятельность своего края, а в начале 2007 года Закарпатский областной собственным решением признал русинов коренной национальностью Закарпатья.

Вокруг русинского вопроса немедленно выстраивается множество надуманных проблем. Порой достаточно сказать слово «русин», чтобы услышать избитый термин, напоминающий о сталинских процессах 37 года над врагами народа — «политическое русинство». Многие русины с активной гражданской позицией (М. Томчаний, И. Туряница, И. Поп) были вынуждены покинуть родные края.

В 2005 году автор статьи с несколькими единомышленниками организовал «Русскую премию», которая призвана поддержать русских и русинских литераторов на виртуальной Подкарпатской Руси. Подробно о премии мы еще расскажем. Но читатели в любой момент могут познакомиться с ней в Интернете – достаточно «кликнуть» на www.volny.cz/premija-ru . Недавно Ужгородское общество русской культуры и Мукачевское городское общество «Русский дом» выпустили большой альманах «Русская культура Закарпатья». Именно благодаря его составителям, доц. А. Е. Луговому и доц. Л. П. Бородиной, появилась настоящая статья. Жизнь на Руси «пуд Карпатами» продолжается...


http://www.ruslo.cz/articles/96

Александр Гегальчий


Молитва русина, за свуй народ.

Оригинал взят у anatoliy_sava в Молитва русина, за свуй народ.

Во имня Отця и Сына и Сятого Духа. Амінь.
О, Всевышньый Отче, прошу Тя:
Защити муй любимый русинськый народ, защити !
Сохрани муй любимый русинськый народ, сохрани!
Защити єго в каждум городі й страні , днём и в ночи!
Спаси й Сохрани, та ид єдности в світі наведи!
Защити єго в пути, та дай силы й кріпости дойти!
Спаси єго рудный материнськый язык, й сохрани!
Сохрани в нёму любовь до ближнёго, сохрани!
Землицю русинську всокотити єму поможи й сохрани!
Стражданія й мукы ёго прекрати и спаси,
Й ид жизни счасливуй єго приведи й сохрани!
Защити муй любимый русинськый народ, защити !
Сохрани муй любимый русинськый народ, сохрани!

                                                     Анатолий Сава


Історичні факти та документи про існування народу РУСИНІВ-РУТЕНІВ та РУСИНСЬКОЇ МАРКИ-ДЕРЖАВИ РУСИНІ

Оригинал взят у anatoliy_sava в Історичні факти та документи про існування народу РУСИНІВ-РУТЕНІВ та РУСИНСЬКОЇ МАРКИ-ДЕРЖАВИ РУСИНІ

М. Ликицарський. Історик Олександр Галенко здивований, чому русинів згадують документи аж в Австрії, але зовсім ніхто не згадує хоть щось українське аж ...до австрійського Лінца, де формувався австріяками... молодий русинофобський проект українства.
(О. Галенко свою замовну спробу знеславити історію підкарпатських русинів подав в публікації “РУТЕНСЬКА МАРКА ЗА ДЖЕРЕЛАМИ IX - XII СТ.»).

http://rusin.forum24.ru/?1-5-0-00000105-000-0-0-1359571891
Є велика проблема в українських горе істориків-писаків, що на замовлення пишуть історію України, разом з американським “русином” Магочієм. Адже їх змусили вигадувати міфи, такі як наприклад, «Аскольдовий похід на Константинополь в 860 році” і його міфічне ніким не доведене “перше хрещення Руси”. Як могли ці двоє людей “не княжого роду” прибути в Київ в 862 році, а двома роками раніше вже напасти на Царьград? Ніякого походу в 860 році з Києва не було і не могло бути. Ніякого першого хрещення також не було. НЕМА ЖОДНОГО ДОКУМЕНТУ! Але є беді, гавроші, балеги...
В українських істориків, типу бедівського маразму, яких змушують писати ТАКОЖ І антируснські публікації, та вигадувати нісенітниці, є також чимало проблем. Це, зокрема, явні, ясні, однозначні, ніким крім українців не відкидані, історичні факти та документи про існування народу РУСИНІВ-РУТЕНІВ та РУСИНСЬКОЇ МАРКИ-ДЕРЖАВИ РУСИНІВ в до київський період. Тобто, РУСИНИ і їх державність існувала задовго до того, як міфічні втікачі - “не князі” з Новгорода, Аскольд та Дір, явилися в 862 році в Києві, де найнялися (напросилися) до хазарів правити цим малим селом Самбатасом-Києвом в якості “князів”.
О.Галенко, якому випала задача - писати антирусинські публікації, визнає, що ще словак Адам Коллар у книжці "...promemoria de ortu, progressu et in Hungaria incolatu gentis Ruthenicae" ("Смиренна довідка про місце, поступ та проживання в Угорщині народу руського") випущеній 1749 р. ясно довів, що «русини (русени-рутени) поселилися в басейні Дунаю вже на початку християнської ери: у VI ст. ними було засновано Мукачівську єпархію, а самі русини прийняли хрещення від Кирила та Мефодія у IX ст., коли в них уже існувало власне незалежне русинське князівство». Колларові ідеї підтвердили місцеві русинські церковні діячі Іоанікій Базилович, Данило Бабило, Іоан Пастелій, які написали історію русинів та історію греко-католицької єпархії. Ці праці давно заклали підвалини русинської історіографії Карпатської Руси, лиш мала частина якої є сьогоднішнє (фактично, Сталіним створене в складі СРСР) Закарпаття. Викладена в них наукова аргументація 150 років тому не піддавался сумніву ні чехами, ні словаками, ні мадярами, ні румунами, а ні поляками. Тобто, сусіди русинів органічно бачать їх в свої історії.
А коли відбулася анексія Сталіним території русинів в 1946 році і приходу сюди радянських комуністів-українців (вчителів, журналістів, партійних працівників), тоді й отримали українсько-радянські колоністи задачу: анексовану територію ввести любим способом в “радянську” історію і видати за “споконвічні українські землі”, а русинів рахувати за українців. Саме галичани та українці вирішили довести всьому світу, що русинів не було, нема і вже не буде. І О.Галенко шкодує, що «з поширенням ідей націоналізму на зламі XVIII та XIX ст. згадка про рутенів (вже тоді, до появи власне українства, ред.) почала ставати доказом існування нації» русинської, а не пізніше придуманої австрійцями та поляками - української. Пише він це з докором русинам так, що складється враження що це не науковий дослідник, а український замовний писака-фантаст. Отже, Олександр Галенко в замовній антирусинській публікації “РУТЕНСЬКА МАРКА ЗА ДЖЕРЕЛАМИ IX - XII СТ” виявив каменярський талант міфотворчості.
Галенко спробував йти напролом і заявив, що «присутність у Закарпатті етнічної спільноти, яка ідентифікує себе як русини, є фактом, що прямо відбиває (чи добиває ?!) поширення на цей регіон влади саме київських князів». Але доказів цьому не привів. У світлі відсутності доказів перебування Закарпаття під владою Києва, Галенко, як і сталінські історики після 1945 року, насильно відносить цей регіон в склад Давньої Русі уже в кінці X - XI ст., від якої для неї самої майже не збереглося документів. Хоч співають націоналісти, що Україна від Сяну до Дону. Всі т.н. Літописи — це монаші творіння 12 віку. Однак, Галенко, не бажаючи цього, побічно визнає, що русинів в Києві не було до Хрещення в 988 році, «оскільки процес асиміляції варязьких еліт, що служив передумовою поширення руської ідентичності на слов'ян, розпочався лише після прийняття християнства». Тобто, за Галенком,
русини Карпатської Русі обрусинили полянський Київ після його Хрещення в 988 р., засіявши тут рускість, перейшли в українців.
Не взираючи на відсутність фактів, Галенко пише: «Коротко кажучи, історичне ім'я Русинів у населення Закарпаття, що ототожнює себе із слов'янами, і відсутність у їхньому середовищі конкуруючих самоназв означає тільки одне (для Галенка, ред.) — спільність перебування з предками українців в одній державі Русь». Але згадана “спільність” перебування русинів з українцями навіть в СРСР-УРСР не змінила національності та мови русинів. Знову й знову не наводячи фактів чи документів, Галенко робить свій замовний висновок: “Посилання на існування окремої держави в предків теперішніх русинів Закарпаття, що називалася "рутенською маркою-країною", суперечить змісту історичних джерел». Ось і все! Галенко виніс суд над русинами, залишивши їм один вихід: стати гноєм для другої нації -української.
Згадуючи відомості з "Житія Конрада, архиепископа Зальцбурзького"(Vita Chunradi Archiepiscopi Salisburgiensis), що написаний близько 1177 pоку, Галенко не може приховати епізод, в якому повідомляється про посилання посла до угорського короля, що тоді перебував у своєму королівстві у "Марці-державі русинів-рутенів" ("Мarchia Ruthenorum"). У Гільдесгаймських Анналах (AnnalesHildesheim-enses), створених у середині XI ст., під роком 1031 також згадано, що померлий Генріх, син угорського короля Стефана Святого (997 - 1038), носив титул князя русів-русинів (точніше: dux Ruizorum). Галенко тут викривляється, що, “незважаючи на різний час створення, різницю термінів (Ruizorum та Ruthenorum) та інші розбіжності, які потребували аргументованих узгоджень, ці дві згадки (про державу русинів, ред.) послужили підставою для припущення (??) про існування в Угорському королівстві окремої територіально-адміністративної одиниці для русинів Закарпаття». У Галенка відсутнє розуміння, що Закарпаття тоді не було, а етнічні землі русинів простягалися до провінції Норіка, до Зальцбурга (нині Австрія), а значить, русинів германці іменували Ruizorum, а латинники — Ruthenorum. Галенко з болем заявляє, що “на це припущення як на обгрунтований висновок часто посилалися русини у наукових та політичних дискусіях, що точилися понад два з половиною століття на Карпатській Русі (Закарпатті з 1946 року). Однак, -пише він, - з'ясування питання, чим же насправді була оця "Русинська Марка", затрималося до цього часу», аж поки не взялися за неї «вчені” галенко-українці по завданню партії більшовиків та галицьких нацистів-донцовців, щоб довести світу — "Русинської Марки" не було.
«Отак, спираючись лише на дві згадочки та прикриваючись авторитетом попередніх учасників дискусії, -пише Галенко, - територію "Русинська Марка" уже стало звично ідентифікувати з Карпатською Руссю та Потиссям, припускати, що ця територія мала якісь привілеї у складі Угорщини, зокрема власну адміністрацію на чолі з князями, і свободу від контролю з боку угорських єпископів”. Галенко гнівно піддав критиці і найновіші русинські наукові дослідження “Нариси історії Закарпаття”. - Т. I (з найдавніших часів до 1918 року) /За редакцієї І. Гранчак та ін. - Ужгород: Ужгородський держуніверситет, Інститут карпатознавства, 1993. - С. 54.). Чи не з подачі “галенків” Інститут карпатознавства закрили, а замість нього відкрили новий прямо антирусинський розсадник українських міфів.
О. Галенко визнає за факт, що «О. Пріцак у своїй студії про походження назви "Русь" уже довів спорідненість русинських термінів Ruth- та Ruiz-», які вживаються в історичних русинських документах у термінах Мarchia Ruthenorum та dux Ruizorum, та у згадуваних у вищеназваних двох повідомленнях. Перший був латинізованою, а другий - південно-німецькою формою одного й того самого терміна "Русин" а не просто “РУС”, чи “РОС”. Але Галенко йде на явну неправду, коли робить фальшиві висновки, посилаючись на інших авторів, що нібито ці терміни означали лиш «воєнно-торгівельну компанію фрізів та (лиш власне) варягів і в IX ст. що прив'язала назву Русь (Київську) до Східної Європи». Тут Галенко сам себе висік, бо згадки про Русь Київську появиться набагато пізніше і не було потреби робити вигадані галенками “привязки” майбутнього хазарського Самбатаса-Києва до Центра Європи. Так О. Галенко ясні повідомлення про "Русинську Марку"- державу русинів-рутенів з «Житія Конрада Зальцбурзького» та про титул "князя марки-держави русинів" Генріха, сина угорського короля Стефана Святого (997 — 1038)» споганив під себе.
Існує ще одне джерело, яке привів О. Галенко, в якому також говориться про "Русиньку Марку". У грамоті східно-франкського короля Людовіка Німецького 16 червня 863 р. про підтвердження права на земельні володіння Альтаїхському монастирю (між Регенсбургом та Пассау), згадується русинська адміністративна одиниця Ruzaramarcha (Русара Марка): «господин і дідо наш Карп дав дозвіл своїм підданим для примноження майна церков Божих займати землю у Паннонії і отримувати її за заповітом... Були ж у володінні названого монастиря певні місця, звані Скалькобах, [а саме] як тече струмок — то по його західному боці усе [що знаходиться] у Дагодеосмарці (Dagodeosmarchaj, і посхідному долу -усе [що знаходиться]у Русара Марці (Ruzaramarc-ha), а також у місцевості, званій Цідаларібах (Cidalaribach), що у лісі річки Емс і вміщується між Дунаєм та Іббсом...».
Ми вже згадували, що О.Галенка мучить питання, як це якісь ще “Русинські Марки” були за межами нинішнього Закарпаття, бо не розуміє і не хоче знати, що розселення русинів в 8-10 віках були далеко ширшими і більшими від сьогоднішніх. Тому й пише, що нібито “розміщення цієї ("Русинської Марки") території за даним джерелом було набагато західніше від сучасного Закарпаття. Назви річок, перераховані | у цьому уривку безсумнівно вказують на правий берег Дунаю у його верхів'ях, від сучасного німецького міста Пассау та річкоюТибс, що впадає у Дунай за 60 км нижче австрійського міста Лінц. Це були найсхідніші землі імперії. В такому разі постає питання про те, хто міг виступати під назвою русів та рутенів так далеко від Русі (майбутньої київської)?». Тільки РУСИНИ! О. Галенко міг би й сам догадатися про відповідь на своє запитання, але в такому разі не виконав би замовлення націоналістичної антирусинської влади.
«Баварський географ» - «Descriptio civitatum et regionum ad septentrionalem plagam Danubii»
Є ще одне джерело, яке О. Галенко не приводить. Це «Баварський географ» – в науці умовна назва пам'ятника, в рукописі «Descriptio civitatum et regionum ad septentrionalem plagam Danubii» («Опис градов и областей до сіверу від Дунаю»). Текст зберігся в єдиному спискові IX в. (Muenchen, die Bayerische Staatsbibliothek, Clm 560. Fol. 149v-150r) в складі збірника ІХ-ХІ вв., чим і має назву «Баварський географ» XI в.. хоч сам текст з ІХ віку.
«Баварський географ» містить не тільки одне з найбільш ранніх згадок про народ РУСИНІВ та народ Русь, але і хронологічно найдавніші звістки про ряд східнослов'янських етнонімів, як відомих за іншими джерелами, так і не відомих. Є підстави припускати, що інформацію про слов'янські племена, які входили в сферу інтересів Великоморавської держави, а также про народи Східної Європи, укладач отримав від одного з слов'янських першовчителів - св. Мефодія (що назвався від людей, згідно чеської хроніки Далиміла, як русин), або від осіб з його оточення під час перебування Мефодія в засланні в Райхенау на початку 870-х рр..
«Баварський географ» згадуює про Русів (Ruzzi) в германській формі — РУСИНИ, яких документ не путає з Росами, бо наводить другі народи з іменем “роси”. Цей факт звертає на себе увагу особливо у зв'язку з досить раннім датуванням пам'ятника, який повідомляє про Русь, але ще явно не Древню (з 19 віку) Київську. При цьому це повідомлення - про етнічне чи навіть політичне утворення під назвою «Русь». Вчені українські (як і російські) замітають тут сліди, цілком ясної згадки про русинів та про їх Русинську Марку-державу до утворення Давньої Русі. Мало хто знає, що початок Русі (києво-полянської) наповнений катастрофічними міфами та домислами, і літописне “ Як ся зачала Русь” до сьогодні кишить кашею міфів та здогадок. Так ось, українські історики, не володіючи своєю історією, беруться вчити нас, русинів, історія яких на 1000 років старіша від української. Але вони лиш виконують замовлення. А в цьому випадку це в них, галенків, не наука, а українське шарлатанство.
Бо хто платить, той і замовляє .... історію.
Корінне населення Підкарпаття РУСИНИ існує зі своєю культурою, мовою, вище 1000 років і не мало майже нічого спільного з Київською Руссю, окрім однакової релігії і церковної мови, які, власне, РУСИНИ принесли на берег Дніпра київським полянам-язичникам, що тоді ще не вміли ні читати, ні писати. В 1 столітті русини мали свою державу Мархіа РУТЕНОРУМ-Русинська Марка-держава, тобто раніше ніж навіть чим сформувалася Русь в слабу подобу державності.
А термін "Київська" Русь придумано тільки в 19 столітті вченими як умовний науковий термін, а політичні українці жалюгідно жонглюють ним сьогодні.
Русини мають славну історію. Русини мали і, де-юре, мають державність. А нас сьогодні українські націоналісти і нацисти із спецслужб кусають русинів як нацистські вовокодави.
Іноді думаєш: як могло ся таке стати, щоб навіть пересічних українців так “облванили”, зробивши з них антирусинів?
Але факт зостається фактом: Русинська Нація 90 років тому була визнана світом з правом на самовизначення, це право реалізувала, сформувавши свою національну державність. Вона законним, а не революційним шляхом отримала національну автономію в складі Чехословаччини, а в 1938 році отримала повний статус національної русинської державності Підкарпатська Русь.
Від незнання не зменшується злочин тих українців, переважно галичан, які присвятили своє життя боротьбі проти мирних русинів. Бо за етноцид і геноцид треба буде відповідати!

http://rusin.forum24.ru/?1-5-0-00000105-000-0-0-1359571891


150796_461937720519972_60543780_n


Рузультаты переписи населення в с. Чумальово

Оригинал взят у anatoliy_sava в Рузультаты переписи населення в с. Чумальово


Рузультаты переписи населення в ЧСР (на Подкарпатськуй Руси) 15 януара 1921 г.
  с
. Чомальово, Тячевского окреса:
  Чомальово – обща площадь в гектарах- 2022 га.
  Кол-во домов - 372
  Кол-во семей - 353
  Всього житилю - 1635 чол.
  Із них: 809 мужского пола і 826 женского

  Національность:
  Русину - 1385 чол.
  Мадяру - 10 чел.
  Еврею - 226 чел.
  Другых нац. - 12
  Иностранцю -1

  Вероисповедание:
  Римо-католи
ку - 2
  Греко-католи
ку - 275
  Евангелист
у реформатору - 2
  Православны
х - 1130
  Иуде
ю (Жиды) - 226

В самому Чумальові- 271 домов
Дубовиць - 3
  Провальці - 4
  Руня (Ровінь) - 7
  Сокырниця (Кырничкы)-11

Забириж - 60
  Залом - 5
  Заньовка - 4
  Всего - 3

  До даної статистикы додаются фото-документы із Чеськых архіву.

(В період 1919 - 1939 Закарпатська область входила в состав Чехословакії,

і называлася Подкарпатська Русь, народ назывався і мав национальность РУСИН,

та село називалося ЧОМАЛЬОВО )

  1006237_579691695416053_382735842_n
      1010670_579691282082761_138738133_n

  Сайт села Чумальова: http://chomalovo.webnode.ru/news/rezultaty-perepisi-v-s-chumalov%D1%96-1921-goda/

   Анатолий Сава.