Кулиш Евгений Григорьевич (kulish_e_g) wrote,
Кулиш Евгений Григорьевич
kulish_e_g

Основание Киева - 482 год (Часть 1)

Основание Киева - 482 год
http://lubovbezusl.ru/publ/istorija/kiev/a/40-1-0-449

ОСНОВАНИЕ КИЕВА

На землях будущей южной Украины в III в. сложилось готское королевство во главе с конунгом Эрманарихом. Его власть простиралась далеко на север, вплоть до Прибалтики. С 239 по 269 гг. этот союз совершает ряд сокрушительных грабительских походов, что привело к гибели многих античных центров на побережье моря, скифского царства в Крыму, позднескифских нижнеднепровских городищ, прекращению чеканки монет в Ольвии и Тире.


Афанасьевская культура
2600 - 1400 гг. до н. э.
Алтай, Казахстан, Монголия, Синьцзян
Арии
↓↓↓
ТОХАРЫ

Тохарская языковая общность - XXV в. до н. э. - XIII в. н.э.
Часть «восточных иранцев» (прототохары) ушла ещё дальше на восток, в степи Южной Сибири – в древнекитайских хрониках это индоевропейское население было известно под именем «динлины». Часть «динлинов» смешалась с местным протомонгольским населением, и на границе двух рас (европеоидов и монголоидов) сформировалась новая алтайская или тюрская подраса - китайцам древнейшие тюрки были известны под именем «хунну».
Появилась статья группы французских генетиков [Keyser et al., 2009], которые на материале ДНК, извлеченной из костных остатков андроновцев, карасукцев, тагарцев и таштыкцев, изучили шестьгенов, ответственных за пигментацию глаз и волос.
Оказалось, что большинство исследованных древних жителей Южной Сибири (15 из 23, т.е. 65 %) имело светлые или смешанные оттенки глаз, а 8 из 12 (67 %) – светлые или русые волосы. Если добавить, что такие же волосы были у жителей долины р. Тарим эпохи бронзы – вероятных предков тохаров (их тела прекрасно сохранились благодаря естественной мумификации [Mallory, Mair, 2000]), а депигментация у современного населения Южной Сибири и Казахстана имеет явно дорусское происхождение, то вывод однозначен. Главный очаг европеоидных миграций вглубь Азии находился не на Ближнем Востоке, а в областях, лежащих севернее и затронутых процессом депигментации. Почти 80 лет назад этот вывод был сделан Г.Ф. Дебецом [1931] на основании сопоставления краниологических данных о тагарцах со сведениями китайских источников. Несомненно, продвижение скотоводов-индоевропейцев на восток происходило преимущественно вдоль степной полосы, причем этот процесс продолжался, по археологическим данным, на протяжении всего III тыс. до н.э. [Мерперт, 1982, с. 322–330; Семенов, 1993]. Но где был исходный пункт? В припонтийских степях? На территории зарубежной Европы?
Источник: http://www.archaeology.ru/Download/Kozintzev/2009.zip

Тохарцы, теснимые гуннами, вторглись в пределы Бактрии и Парфянского царства. Затем продолжили движение на запад, все также испытывая давление гуннов.
Согласно "Книге Велеса", "...Велияр - праотец нам, и он так говорил, чтобы мы пришли в Белые горы (Кавказ), куда Солнце заходит, и где почивает в ночи звёздной, ибо горы те даруют силы и покой, и земля сия плодородна, и текут здесь молоко и мёд. И есть здесь у Великой Алатырь-горы (Эльбрус) долина со злачными травами, где цветёт сад Ирийский, и течёт вода живая. И здесь тайное творится, и никто не умирает. И ходили сюда сыновья отца Ария, и видели, как сей край богат и прекрасен. И видели чудеса, как Солнце заходит в златые свои чертоги. Возвратившись же, рассказали о том. И тогда многие племена и роды пожелали следовать той тропою. И, придя сюда с роами своими, Велияр утвердил у нас власть вождей и князей, дабы они правили нами по решению вече. А старшим над русами поставил Ария Старого, от коего пошли роды Белояровы и Святояровы, которые с тех пор владели широкими долинами и высокими горами страны Аланской".

Тохарцы достигли пределов Северного Причерноморья и таким образом данавы (тохарцы) вернулись на свою историческую родину.
В Причерноморье тохарцы стали называться торками, основали колонию на полуострове Тамань и построили город Тмутаракань (Матраха). Тмутаракань или Таматарха или Матраха, город на Таманском полуострове, занимал благоприятное геополитическое положение в Боспорском царстве. Матраха или Ма-траха (Ма-тракса) можно перевести как земля торков.
Действительно торки/тороки/тетраксы/тервы существовали в данном регионе. Известен из летописи город торков – Торческ.
Торки отличались как отличные наездники и поклонялись божеству солнца – Хорсу.
Смешавшись с местными племенами, торки, вошли в конгломерат племен, известный историкам как анты. Анты заимствовали культ Велеса от кочевников торков. Доказательством тому являются каменные идолы, посвященные скотьему богу, установленные по всему Северному Причерноморью, которые по ошибке историков относят к половцам. Отличительной чертой внешнего вида каменных идолов являются следующие признаки: - опущенные усы у мужских фигур; - шапка фаллической формы; - сосуд в руках. Сосуд в руках – вероятно предназначен для языческого ритуала данайцев (тохарцев) питья сомы – священного напитка культа Велеса. Следует, отметить, что для кочевников - тюрков не характерно ношение усов.

Иранские шахи, правившие в Тохаристане:
Наир-сар, сын Шапура I, Тохаристана 260—274 гг.
Хвармизд, сын Шапура, шах Тохаристана 276—291 гг.
Бахрам III, сын Варахрана II, шах Тохаристана 291—293 гг.
Ормизд II, сын Нарсеха, шах Тохаристана 293—302 гг.
Шапур II, сын Хвармизда II, шах Тохаристана 302—309 гг.

"Ягорий возводит на трон Арийстана Арменского царя Триедара.
Война против Морияра и Вольги. Гибель Вольги и землетрясение 297 г.
И было в ту пору так, что князь Ягорий (римляне) возвёл на трон Арийстана в Армении Великой царя Триедара, сына и наследника Корс-яра. И при венчании на царство вручил ему Ягорий меч - крест Корс-яра и кольчугу Сварожью, что сохранила Корсуня в пещерах Арарат-горы.
И тогда римские когорты во главе с Ягорием и рати нахаров, присягнувших Триедару, разбили войска Наир-сара (парсы). И в той битве под Низбаном Ягорий один святым копьём своим рубил с плеча, а затем, потеряв коня, один и пеший разогнал внушающим ужас оружием Моры стадо снаряжённых к бою слонов.
И так гнали они рати Наир-сара до Тузбан-града, и вернулись в Низбан, ожидая воинов в легион от императора ромеев или знаков покорности от поверженного царя парсов. А потом, заключив договор о мире на сорок лет с Наир-саром, двинули Триедал с Ягорием рати на полночь, дабы смирить земли Иверии и Альвании, которые отпали от Арийстана и, против договора, не подчинились ромеям, ибо властвовал там свергнутый с арийского трона Морияр. И тогда сей Морияр бросил клич о помощи ко владыкам севера, но в то время остался с предателем и отступником один отец супруги его Навны - Вольга-царь с конницей булгар туранских.
И даже берендеи не пошли за Вольгою, а с племянником Асеня Старого князем Греднем отошли за Аланские врата к князю Дажень-яру.
И не привёл на зов аланские рати сам Дажень-яр, разорвавший договор о братстве. А послал туда владыка алан вестников к Ягорию, но не как к наместнику ромеев, а как к Ярию, сыну Яранака,- племяннику своему, для заключения союза против отступника Морияра. И был среди вестников брат его родной Сурияр-оба они сыновья Яранака-царя (отец Ягория).
И призвал Дажень-яр к союзу против Морияра также зятя своего, вождя готов Атала-реха с супругою его Аскиньей. Ведь та Аскинья - дочь Дажень-яра от первой его жены Корсуни Златгорки. И была она отдана замуж за море синее в страну готов. И было за несколько лет до того, что вождь готов Атал в войне ромеев в земле голядей и кимеров в горах Ясурских был пленён свояком своим, братом жены, Триедаром, но потом был отпущен, ибо присягнул ему и признал над собою власть ромеев. И сейчас сей Атал-рех ждал согласия на союз от царя Арийстана и императора Ромеи.
И так не подошли ещё готы, и не успели получить ответ на послание Дажень-яра и Атала-реха. А уже вышли на битву римские когорты, ведомые Ягорием, а также и рати нахаров, ведомые Триедаром, против конницы гуннов и булгар". Ярилина книга.

Кавказские и донские славянорусы, а также берендеи и торки (тохары) пережили падение Русколани в IV в. Затем под ударами готов, гуннов и слившихся с ними половцев часть ушла с Северного Кавказа в Русь Приднепровскую и на Дунай (Волынь). Здесь они основали город Переяславль (берендеи), Туров (торки), Владимир Волынский (волыняне) и другие.
Братья Кий, Щек и Хорив

После гибели Буса Белояра Русколань была сокрушена нашествием гуннов. Священный край, Белогорье, подвергся опустошению. Святой Сар-град был разрушен, древнейшие храмы Пятигорья обратились в прах.
См.Бус Белояр - правитель Русколани, Распятие Буса Белояра (368 г.)

Гунны, явившиеся с Урала, принимались русами за дивьих людей, запечатанных в давние годы Сварогом в Уральских горах, которые явились, когда настал Конец Старого Коло Сварога. Древнейшие тексты "Книги Велеса" (Троян Ш 3, 2) наполнены ожиданием этого времени: "И мы ждём Время Это, когда завращаются Сварожьи Колеса. Это Время по песне Матери Сва наступит".
И вот сие время наступило. И многими оно было принято за Конец Света. Но тогда князь русов, сам Кий, сказал: "Мы должны идти в воинство ясуней, дабы охранять от вражьих набегов страну. А Последние Времена будут позже" (Бус IV, 4:2).

Из Приэльбрусья тогда двинулись к Днепру роды белогоров, белояров и новояров (те, что уцелели после войн с готами и гуннами). Князь Кий, согласно "Книге Велеса" (Бус IV, 1:2), вёл русичей к Днепру от Cap-града или Белой Вежи (потом сей город либо его наследник на Дону, был назван Саркелом). Князь Кий был преемником Буса Белояра.
Так в Приднепровье и по берегам Роси родилась Скуфь Киевская. Кий на месте древнего поселения построил град Киев-на-Днепре, основание которого Новгородская летопись из собрания Е.В. Барсова (копия XVII в.) относит к 430 г., что вполне совпадает с датировкой "Книги Велеса", в коей говорится о заложении Киева-на-Днепре во времена Аттилы.

В первые два десятилетия V в. гунны продвигались по степям Северного Причерноморья. Судя по всему, они не смогли преодолеть "Змиевы валы" и оставили в покое Русь Голуньскую. По "Книге Велеса" (Бус IV, 5), Голунь берут не гунны, а сам князь Кий, "уйдя из Донских земель".
Вначале князь Кий пошёл с Дона на гуннов-болгар (Бус IV, 5). Об этом же походе рассказывает Никоновская летопись. Согласно "Книге Велеса", после похода на болгар Кий зашёл в Воронежец, где присоединил к своему войску воинов-полян. Потом он обрёл Голунь и взял будущий Киев.

Кий, Щек и Хорив в Радзивиловской летописи

"Братья Кий, Щёк и Хорив, с сестрою Лыбедью, жили между полянами на трёх горах, из коих две слывут по имени двух меньших братьев, Щековицею и Хоривицею; а старший жил там, где ныне (ХI в.) Зборичев взвоз. Они были мужи знающие и разумные... построили город и назвали оный именем старшего брата Киевым".
История основания Киева в Начальной летописи следующая: «Жили каждый с родом своим, на своих местах и сторонах, владея каждый родом своим. И были три брата: одному имя Кий (Кый), второму же имя Щек, третьему же имя Хорив, а сестра их Лыбедь. И сел Кий на горе, где ныне увоз Боричев, и был с родом своим. А брат его Щек на другой горе, от него же прозвалась Щековица. А третий Хорив, от него же прозвалась Хоривица. И сотворили градок во имя брата своего старшего и нарекли имя Киев (Кыев). И был около них лес и бор великий, и ловили зверя. И были мужи мудрые и смышленые, нареклись поляне, и до сего дня по ним же кияне – поляне; были же поганые, жертвуя озерам и источникам, и рощам, как прочие поганые».
Археологические исследования, проведенные на Замковой горе, убедительно подтвердили реальность описываемых в летописи событий. Кроме того, найденные здесь монеты византийских императоров Анастасия І (491 – 518) и Юстиниана І (527 – 565) датируемые кон. V – нач. V І вв. свидетельствуют о возникновении Киева именно в этот период или чуть ранее. Вероятно здесь размещалась резиденция Кия до того, как было построено на Старокиевской горе укрепленное городище - предтеча города Киева.
Как центр своего рода братья основывают поблизости от двора Кия, на Старокиевской горе, куда в X в. вел с реки Боричев увоз, небольшой «градок». Он и получил название Киев. Используя природные условия (с трех сторон Старокиевская гора имеет крутые, неприступные склоны), поляне соорудили с северной стороны высокий земляной вал с частоколом и выкопали глубокий ров. Посередине городища находилось языческое капище, исследованное в 1908 г. Викентием Хвойко.
Разрозненные дотоле роды объединились вокруг него и получили от них общее имя «поляне», но также и «кияне» – киевляне, «люди Кия». Вновь упоминается и княжеская охота в «лесу и бору великом» около града, важная составная часть древнеславянского гощенья.

Академик Б.А. Рыбаков пишет: "Ярко выраженная притяжательная форма названия города Киева ("город Кия", "Киев город") заставляет допустить существование человека по имени Кий, владевшего этим городом или построившим его". Рассказ об основании Киева повторяется почти без изменений в двух летописях - Киевской, известной под названием "Повесть временных лет", и Новгородской. Разница лишь в датировке.
Киевский летописец Нестор относит время основания города к VII в., а новгородский - к IX в.
Киев и Новгород издавна соперничали между собой. Поэтому новгородский летописец указывает более позднюю дату, не желая признавать, что Киев древнее Новгорода. Кроме того, он не признает Кия князем, а называет его лодочником, державшим перевоз через Днепр.
Нестор вступает в полемику с новгородским летописцем и в свою летопись включает дополнительное разъяснение: «Иные же, не ведущие, говорят, что Кий перевозчиком был. У Киева ведь был перевоз тогда с той стороны Днепра. Оттого говорили: «на перевоз на Киев». Но ведь если бы Кий перевозчик был, то не ходил бы ко Царюгороду. Но сей Кий княжил в роде своем, и приходил он к царю неведомому, но о том только ведаем, как сказывают, что великую честь приял от царя, которого не ведаем и при котором приходил царе. Когда же шел он назад, пришел к Дунаю, и возлюбил место, и срубил городок малый, и хотел сесть с родом своим, и не дали ему там близ живущие. Оттого и доныне называют дунайцы городище Киевец». По словам Нестора, на Дунае был городок Киевец, постройку которого также приписывали Кию во время его похода в Константинополь, где он был принят с почётом.
В этом разъяснении Нестор сообщает новые, очень важные сведения: Царь-градом тогда на Руси называли столицу Византии Константинополь, а царем - византийского императора, значит, Кий посетил Византию и был с почётом принят императором. Б.А. Рыбаков, сопоставив эти сведения с другими летописными данными, выдвинул убедительную гипотезу о времени, к которому относится деятельность Кия. Рыбаков пишет: "Это сказание (...) очень хорошо укладывается в историческую действительность VI века". Имя Кий, возможно, означает "кузнец". Исследователи славянской мифологии В.В. Иванов и В.Н. Топоров отождествляют Кия с героем древнего предания о создании Змиевых валов - земляных укреплений, протянувшихся вдоль Днепра на сотни километров. Их происхождение и время возведения не установлены. Змиевы и Трояновы валы расположены по границе Черняховской культуры. В эпоху Киевской Руси они служили оборонной линией против печенегов.
Предание гласит, что в стародавние времена прилетел из-за моря крылатый змей - и стал пожирать людей. Гибли люди, "как трава под ногами скота, как просо на солнце". Кузнец - "Божий коваль" - победил змея, запряг его в плуг - и пропахал борозду до самого моря. Борозда, заполнившаяся водой, стала Днепром, а вывороченная земля - Змиевыми валами, существующими и поныне.
Это – вариант общеславянского мифа о божественном кузнеце Свароге, победителе Змея Трояна, родоначальнике власти славянских князей. Итак, полянский Кий – очередная ипостась этого божества-первопредка. Причем сохранившая одно из его первоначальных мифологических имён.
Полянский и северский миф о Ковале совпадает в основном с волынским, привязанным к имени тамошнего легендарного князя Радара. Согласно преданиям Поднепровья, Коваль – победитель чудовищного Змея. Змей нападал на земли, в которых поселился Коваль, разорял их, пожирал людей. Коваль выстроил себе огромную каменную кузницу за тремя железными дверями и в ней выковал первый, исполинский плуг с железным лемехом. Когда Змей снова прилетел за добычей, кузнец увлек его в погоню за собой, заманил к кузне и посулил – если тот языком пролижет насквозь все железные двери, позволить съесть себя. Змей поддался на уловку и, пролизав насквозь три заслона, проник в кузню языком. Коваль этого и ждал. Он схватил змеиный язык клещами и бил Змея по голове многопудовым молотом, пока сбежавшиеся люди впрягали схваченное чудовище в соху. Наконец, Змей был обуздан и сдался. Коваль велел ему пропахать межу до моря – между землями славянского народа и вражеским, «змеиным» краем. Змей вынужден был покориться, а Коваль сам пошел за плугом. Так славянская земля оказалась отделена от вражеской глубокой рекой, а по ее берегам воздвиглись высокие валы, след богатырской пахоты Божьего Коваля. Это Змиевы валы по берегам Днепра, на границе со степью. У устья Днепра Змей лопнул, напившись морской воды. В древности Змиевы валы звались Трояновыми. Значит, Змей, враг Сварога, – трехголовый бог преисподней Троян, известный восточным и южным славянам.
Мифологические предания о Ковале бытовали еще в XIX в., в том числе и в самих окрестностях Киева. Должны были рассказывать о битве Кия со Змеем-Трояном и в Средние века. Тем не менее в летописях этот чисто мифологический «пласт» предания о Кие отражения не нашел. Неудивительно – в пору ожесточенной борьбы с пережитками язычества он казался неуместным. Да летописцы, в отличие от «двоеверов», и не верили ни в Сварога, ни в Трояна, ни в других древних богов. Кий для них имел смысл лишь как исторический основатель Киева, а не как мифический герой. Тем более что тогда вряд ли забылось изначальное тождество основоположника княжеской власти, кузнеца - «создателя молний» Кия-Сварога с верховным богом Перуном. А Трояна – с его противником, богом-змеем Велесом. Ни тому, ни другому места в реальной истории после крещения Руси не осталось. Христианский летописец переосмысливал доставшуюся традицию с точки зрения разумной достоверности. Приводило это к двойственному результату. С одной стороны, из языческого предания вычленялась «историческая» основа. С другой – это производилось просто за счет отсева «мифологического». Путь к рациональному научному знанию прокладывался за века до постижения его метода.

По мотивам «недостоверности» с научной христианской точки зрения осталось за пределами летописного текста предание о Лыбеди. Происхождение названия реки «Лыбедь» неясно. Была выдвинута и обоснована убедительная версия. Название реки происходит от личного женского имени «Улыба». Лыбедь - одно из имён богини Живы.
Tags: Киев, Русь, Украина, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments