Кулиш Евгений Григорьевич (kulish_e_g) wrote,
Кулиш Евгений Григорьевич
kulish_e_g

ОСНОВАНИЕ КИЕВА (Часть 2)

Официальная украинская дата основания Киева - 482 год.

430- 460 гг. правление Кия.
При всей своей «мудрости» братья оставались язычниками. Летописец подчеркивает это в поучение современникам, которые, разделяя суеверия предков, нередко уступали им в доблести. Нестор сразу же поправляет своего предшественника: «Поляне жили особо по горам сим, ведь и до сих братьев были поляне…» Выходит братья не были полянами, а лишь ассимилировали старое население. Название «поляне» появилось ещё до Кия. Лишь название «кияне» появилось со времен Кия, как подчеркивает летописец.


Полянский племенной союз сложился на основе двух племенных групп – пришлой с запада, словен-дулебов, и местной, антов. Наследие тех и других сохранялось еще в раннее средневековье Руси. Основание же укрепленного «града» Киева связано с вторжением «волынцевских» племен Левобережья0000==. В результате племенных групп стало три – дулебы, анты, включая пришлую северу, и пришедшие вместе с ней кочевники. Присутствие «салтовцев» (см. Русский каганат.) в Киеве VIII в. сомнений не вызывает. Власть в таком племенном объединении могла быть триальной. Каждому из соправительствующих «родов» соответствовал особый племенной компонент союза. Являлись ли исторические прообразы Кия, Щека и Хорива «братьями» в буквальном смысле, изначально? В любом случае они стали таковыми, основав общий град и создав единый полянский племенной союз. Позднее, как свидетельствуют летописи, этим союзом совместно правили их «роды». Тройственное соправительство сохранялось до IX в. включительно. Оно и составляло суть заключенного при вторжении северы договора. Кий в этом раскладе – вождь вторжения ант. Именно в этом смысле он оказывается «перевозчиком» «с той стороны Днепра». «Киев перевоз» – не унижение достоинства полянского князя, как полагал летописец XII в., а память о переправе его и его людей.
Именно от антов распространялся миф о Кие-Свароге и связанные с ним представления о княжеской власти. Волынцевская аристократия, в жилах которой текла и антская кровь, восстановила их в новом «княжении» на Левобережье. Её предводители, подобно хорватским князьям в Чехии и Польше, приняли в качестве титула одно из имен бога-родоначальника. Верховные князья Киева считались земными проявлениями или потомками божества.

Первоначально волынцевские племена вынужденно признавали зависимость от воздвигшегося в Степи Хазарского каганата. Хазары селились в Левобережье, да и алано-болгарские «салтовцы» подчинились кагану. Без союза с каганатом невозможно было бы расселение волынцевских племен на восток, к Северскому Донцу и Дону. А осевшие на Дону волынцевцы, являлись союзниками и данниками каганата. Однако по мере усиления славянского начала зависимость от чуждой Степи становилась все более тягостной. Тем более, что Хазарию уже в VIII в. потрясло несколько кризисов. Арабы добивались от беспокоивших их набегами хазар принятия ислама – и однажды даже смогли его навязать. Но сами хазарские каганы и особенно их военные соправители-беки склонялись к иудаизму. Столь неожиданный, на первый взгляд, выбор позволял утвердить свою независимость и от Халифата, и от Византии. Принятие иудаизма, свершившееся в два приема на протяжении VIII в., способствовало расцвету городской жизни и торговли в центрах каганата. Но оно же привело к безнадежному отрыву правящей верхушки от разноплеменной кочевой массы.

Что касается братьев Кия, то они соотносятся с дулебской и кочевой составляющими союза.
На Щекавице с VIII в. существовал двор или поселение – как и на других Киевских горах, Киселевке и Детинке. Из них Киселевка (Замковая), на коей прежде размещался антский град, стоит ближе к Старокиевской и могла бы быть Хоривицей.
Вопрос о происхождении названия «Хоривица» неоднозначен. Оно явно неславянское. В нём трудно не увидеть отражение имени ветхозаветной горы Хорив. Тогда это след присутствия в Киеве хазар.
Около 730 г. часть хазарской знати приняла иудаизм, положив начало обращению соплеменников. При этом ранее хазары склонялись к христианству – так что были знакомы с библейской образностью и до иудейских наставников.
Итак, название происходит прямо от библейской горы, а «Хорив» – производное от него, славянское прозвище севшего на горе хазарского предводителя. Пришедший с Кием «брат» Хорив возглавлял кочевников. Ославянившийся «род Хорива» правил в Киеве вместе с двумя другими «родами». Его чужеродное происхождение – как и корень названия – забылись. Ни о каком постоянном присутствии хазар-иудеев в Киеве говорить в тот век не приходится.
Менее вероятно видеть в Хоривице Лысую гору, Юрковицу, на которой размещалось древнейшее киевское капище («Лысая» гора – значит «священная»). Разве что славяне-язычники устроили капище на Хоривице намеренно, из очистительных соображений. Любопытно, что и Лысая, тем не менее, оказывается связана с хазарским «иудейским» началом в Древнем Киеве. В Х в. на ней размещалась приречная крепость Самватас, чье название происходит от легендарной реки Самбатион. За этой рекой на краю света будто бы обитали «потерянные» десять колен Израиля.
Таковыми жившие к востоку от Днепра новообращенные хазары мнили самих себя. Название «Самватас», однако, как и сам град на Лысой горе, контролировавший пристань-зимовку на речке Почайне, появляется много позднее Киева.
Стремление хазар к «Самбатиону» имело как религиозные, так и осязаемые экономические причины. С одной стороны, вдохновляемые обращавшими их дагестанскими иудеями кочевники стремились навстречу своей потерянной «родне» – западноевропейским и балканским евреям. С другой стороны, уже в IX в. через Поднепровье прошел торговый путь, связавший поволжское и кавказское еврейство с западными сородичами. Он сыграл немалую роль в экономическом развитии Хазарии и соседних земель. Поиски в этом направлении могли вестись уже с VIII столетия. Как раз в середине VIII в. наладились связи полянской земли с аварским Средним Подунавьем или славянской Моравией.

Что касается Лысой Горы, то ассоциации с киевским Капищем, на месте которого был воздвигнут в Х в. Самватас, оказываются гораздо убедительнее поисков здесь Хоривицы. На священной для язычников, «Лысой» горе в позднем средневековье помещали – наверное, не без оснований, – место шабаша ведьм. Не являлось ли не оставившее заметных следов, погибшее к началу Х в. Капище местом поклонения Матери-Земле? Тогда святилище ведьм на Лысой горе вступает в своеобразную перекличку с двором Лыбеди на Девич-горе. Лыбедь-Улыба упорно отказывалась от замужества. Так и должна себя вести ведьма, жрица женского божества. Не есть ли это еще один след сопротивления ведьм наступающему на них патриархальному порядку?

После Кия и Хорива Щеку «остаются» только поляне-дулебы. Имя его с наибольшей вероятностью происходит от примыкающей к Старокиевской горы – Щекавицы. Название этой горы славянское и вполне прозрачное. Но появилось оно именно тогда, когда возник главный град на Старокиевской. На Щекавице стоял двор вождя местных дулебов, заключившего союз с пришельцами. Если же мы хотим видеть «братьев» пришедшими вместе «из диких полей» «той стороны», то возможен иной вариант. Один из вожаков вторжения, славянин, вступил в свойство с местной знатью и взялся представлять ее интересы перед своими соплеменниками. Так или иначе, Щек соотносится с дулебским началом в союзе. Имя его, кстати, тоже может оказаться вполне реальным прозвищем исторического лица. Как Щекавица располагалась обок древнейшего Киева, так и ее правитель стоял обок верховного князя Полей, Кия.
ПОЛЯНЕ

На месте Киева жило славянское племя - поляне.
Начальный летописец рисует картину объединения ранее разрозненных «родов» вокруг построенного племенного центра в единую общность – полянский союз. Из его слов следует, что киевлян именовали «полянами» ещё во второй половине XI в. Происхождение самого имени «поляне» он связывает с Кием и «братьями». Позднее это опровергает Нестор, подтверждая, впрочем, сам факт объединения. Действительно, название «поляне» должно быть старше Киева.
Судя по летописным известиям и новейшим археологическим исследованиям, территория земли полян (поли) перед христианской эпохой ограничивалась течением Днепра, Роси и Ирпеня, на западе она прилегала к диверской земле, на северо-западе — к южным поселениям дреговичей, на юго-западе — к тиверцам, на юге — к уличам. Называя поселившихся здесь славян полянами, летописец прибавляет: «занеже в поле седяху».
Поляне, по словам летописца Нестора, резко отличались от соседних славянских племён и по нравственным свойствам, и по формам общественного быта: «Поляне бо своих отец обычаи имяху тих и кроток, и стыденье к снохам своим и к сестрам и к матерем своим... брачные обычаи имеяху», тогда как древляне, радимичи и вятичи жили в лесах, «подобно зверям», и браков у них не было. Это описание явно преукрашено Нестором, как монахом Киево-Печёрской лавры.
История застает полян уже на довольно поздней ступени политического развития: общественный строй слагается из двух элементов — общинного и княжеско-дружинного, причём первый в сильной степени подавлен последним. При обычных и древнейших занятиях славян — охоте, рыболовстве и бортничестве — у полян более чем у других славян были распространены скотоводство, земледелие, «древоделие» и торговля. О её обширности и контактах с другими народами существуют различные теории. Академик Пётр Толочко по монетным кладам делает вывод, что торговля с Востоком началась ещё в VIII в. — прекратилась же во время усобиц удельных князей. Однако историк Э. Мюле возражает, что эти монеты попали в землю не ранее Х в. - то бишь уже после установления в Киеве варяжской власти в качестве дополнительного доказательства указывает на нумизматические исследования В. Л. Янина. Сначала, около половины VIII в. они платили дань хазарам.

Славяне и их соседи в VII-VIII вв.

После Кия (430-460 гг.) правил его сын Лебедян, коего также звали Славером. Он, как говорит "Книга Велеса" (Бус IV, 5), "сидел у града Киева близ горы, и был разумен, и правил от храма". Он властвовал двадцать лет (460-480 гг.). Он же был воеводой торчин (или торков, тиверцев-тавров, они же потом туровцы, тверяки).
Затем Киевский престол перешёл к князю Верену, приглашённому из Великограда: то есть из Велеграда, будущей столицы Моравии, либо из ободритского Великограда-Мекленбурга (маловероятно). По "Книге Велеса", земли рода Щека (а значит и град чехов Велеград) в те годы входили в Русь Киевскую, ибо чехи только-только переселились из Киева и заняли те земли. Верен правил Киевской Русью также двадцать лет (480-500 гг.).
После Верена десять лет правил князь Сережень (500-510 гг.), но о нём более ничего не известно.
Последним из Киевичей был князь Святояр (предпол. 510-543 гг.). Его избрали князем на вече объединившиеся Борусия и Русколань (очевидно, в 510 г.).

В кон. V в. при императоре Византии Аспаре, имевшем гото-аланское происхождение, сложился союз Византии и Антии. Аспар окружил себя антами (его полководцем был ант Анагаст). В это же время Византия расселяла антов в нижнем Дунае. Но потом, при императорах Зеноне и Анастасии, отношение Византии к антам стало меняться. Фракийцы и анты восставали против власти империи. Эти восстания (по сути бывшие гражданской войной за власть внутри империи) возглавлял Виталиан. Есть основания считать его внуком императора Аспара, и даже славянином.
Виталиан во главе солдат, среди коих были готы, гунны и скифы (то есть славяне-анты) трижды осаждал Константинополь. Дважды он получал требуемое (наместничество во Фракии и выкуп), а на третий раз, в 516 г., его разбил полководец Юстин. В 517 г. многочисленные племена славян (коих византийцы именовали "гетами", но в гето-фракийских землях уже давно обосновались анты-славяне) вторглись в Иллирию и Македонию. Тогда Юстин стал императором (517-527 гг.) и изгнал славян и фракийцев за Дунай. Особенно усилился натиск славян при императоре Юстиниане. После восхождения императора на трон, в 527 г., он начал войну на всех границах своей империи, стремясь воскресить мощь и величие Древнего Рима. Но его воинственности был положен предел на севере.
При Юстиниане (и при княжении Святояра) славяне много раз разрушали оборонительные сооружения на Дунае и вторгались во Фракию, Македонию и Северную Грецию, истребляя и изгоняя византийцев. А потом они расселились на опустевших землях. Так рождалась южная ветвь славянских народов: сербы, словенцы, хорваты, болгары.
Историк Прокопий писал в своей "Секретной Истории" о вторжениях 20-х и 30-х гг.: "Иллирия и Фракия полностью, охватывая всю территорию от Ионийского залива до окраин Византии, включая Грецию и фракийский Херсонес, захлестывались практически каждый год гуннами, склавенами и антами со времени воцарения Юстиниана в Римской империи, и они творили ужасный хаос среди жителей региона. Во время каждого вторжения более двухсот тысяч римлян, как мне кажется, уничтожалось и обращалось в рабство..."
Императору Юстиниану ничего не оставалось, как признавать антов своими подданными (поступая таким образом, он надеялся разделить и перессорить славяно-антские племена). С тех пор анты сами стали охранять границы империи от новых набегов как своих соплеменников, так и болгар, утигуров и кутигуров. Но они защищали границы империи неохотно, вторжения продолжались.
Византия в свою очередь стала усиливать живших в горах Тавриды остроготов, которые питали давнюю вражду к славянам. Поскольку интересы готов и Византии совпали, готы признали над собой господство императора и дали обязательство поставлять по его требованию три тысячи воинов в войска империи (Прокопий. "О постройках", III, 7-14).
Также среди готов Тавриды во время правления Юстиниана империя усиленно распространяла христианство византийского обряда (в противоположность бытовавшему у готов арианству). Этому весьма препятствовало отсутствие у готов городов, ибо они предпочитали сельскую жизнь. Юстиниан посылал в Готию инженеров и архитекторов для строительства крепостей на северных склонах Крымских гор, а также для возведения стен и церквей в рождающемся готском городе Доре (Дорасе).
Также укреплял Юстиниан и таманских готов (к ним в 547 году был послан епископ).
О главных событиях тех лет, о гото-славянской войне, скудные византийские источники, дошедшие до нас из той эпохи, не сообщают ровным счетом ничего. Тем более бесценны сведения, которые донесли до нас дощечки новгородских волхвов.

По "Книге Велеса" (Лют I, 4:2 и 2:1), вначале "готы усилились" под Воронежцем. В Воронежце тогда находился небольшой отряд боярина Гордыни, который принял неравный бой. Это была славная битва: "И от этого Воронежца слава течёт по Руси, и её Сварог имеет!" В "Книге Велеса" названа дата сей битвы: "сто тринадцать лет от Карпатского исхода". То есть речь идёт о 543 г. н.э.
Тогда воины Гордыни разбили готов, и их подвиг сравнили с подвигом Сегени и Болорева, разбивших сына Германареха и отрока Гулареха под стенами Воронежца семьдесят лет назад. Однако после битвы от города осталось пепелище. Горстка русских воинов, так и непобежденных, покинула его. Перед уходом воины дали клятву не забывать родину и освободить "блаженную русскую землю".
В тот же год готы во главе с конунгом Теодорихом III (Теудис) нанесли удар по Голуни и Киеву. "И многие русы кости свои сложили у Голуни" (Лют I, 4). А потом в Киеве готы повесили Святояра (Лют I, 1:1). Так закончилась династия Киевичей. Последний князь этой династии Святояр правил Русью с 510 по 543 год (если он начал править сразу после Верена).
Тогда из Киева ушла "небольшая часть людей", которые собрались в "лесах ильмерских". И потом с севера стала создаваться Великая Русь, ибо "не было у нас иной возможности". К ним потом добавились словене, бежавшие от аваров, русы, бежавшие от хазар, венеды, бежавшие от германцев. Новгородские летописи добавляют, что в Новгороде в те же годы стал править род Владимира Древнего (Из русского эпоса, проигравший войну в V в. Аттиле. Он княжил - за девять колен до Буривоя.).
Киевляне бежали не просто в лес, а к поселениям новгородцев-словен ("охотников и рыболовов"), которые жили здесь с незапамятных времен.
Дальнейшее описание событий в "Книге Велеса" позволяет заключить, что часть русколан тогда же бежала на Дон и Кубань, под защиту донских русов и асов (в дощечках описаны войны с готами и хазарами на Дону).
В "Книге Велеса" упомянут Белояр Криворог, современник Скотеня и Белояра Гордыни (Новгородский князь упоминается в 543 г.).
О русах и асах Подонья сообщают многие древние источники. Так, в сирийской хронике Захария Милетского, написанной в 555 г., среди народов, живущих около Азовского моря, упомянут: "Соседний с ними (амазонками) народ "хрос" (hros), мужчины с огромными конечностями, у которых нет оружия и которых не могут носить кони из-за их конечностей". Речь идёт, очевидно, о большом росте русов, предков донских казаков.
Известно также, что в сер. V в. на Тамани и у устья Дона жили кроме готов, утигуров и касогов (черкесов) также и алано-русы ("рухс-асы", то есть "светлые асы", они же анты). Местом их расселения называют таманский город или остров Рус (анонимный географ VII века из Раввены указывает, что в устье Кубани находился город Мал-и-Рос (Rav. An. IV, 3). Правил таманскими асами князь Саросий (согласно Менандру Протиктору). Имя князя может быть просто титулом "царь асов", "sar-i-os" (ср. с Сарусом-Бусом). Саросий поддерживал дипломатические связи с византийским двором.
В те же годы среди русов, алан и готов Тамани продолжало укрепляться христианство. Первые христианские общины здесь были основаны ещё апостолом Андреем. Известно, что в IV-ом в. сии земли входили в Боспорскую епархию (епископ Боспора Кадм участвовал в Никейском соборе). Скифские епископы были и на последующих соборах. А при Юстиниане в 547 г. была утверждена отдельная епископская кафедра в земле таманских готов и чигов (то есть чаркасов), а значит и таманских русов.
И надо сказать, что не все русы и асы и соседние племена приветствовали распространение византийского влияния. В 550 г. здесь разгорелось восстание против власти готов и императора Юстиниана. Восстали прежде всего "абасги", то есть абхазы (по сообщению Прокопия Кесарийского, VI в.), а также "асы", "хаскуны" (по сообщению Джуаншена Джуаншериани, XI в.). Подавил восстание сам император Юстиниан, опустошивший страну асов и русов. Прокопий Кесарийский писал: "Римляне взяли в плен жен начальников со всем их потомством, стены укрепления они разрушили до основания и всю страну опустошили жестоко".
После погрома 550 г. на земле асов и чигов была установлена дружественная Византии власть. Видимо, тогда и стал царем аланов и русов царь Саросий. И тем не менее на Кавказский поход Юстиниана был дан ответ уже в следующем 551 г. Пройдя без препятствий антские земли, во Фракию тогда ворвались кутигуры, пришедшие из Тамани и Причерноморских степей.
Нашествие было отражено. Византийцы усилили своё давление на народы Северного Кавказа. На Константинопольском соборе в 553 г. присутствовал "епископ народа чигов" Домециан. Однако война на славяно-антских границах не прекращалась.
В 558 г. булгары и славяне, во главе с ханом Заберганом, в очередной раз разграбили Фракию и Македонию. Потом славяне из армии Забергана атаковали Константинополь с моря, а булгары с суши. Отступить, приняв предварительно богатую дань, Забергана принудило известие о том, что в Донских степях появилась новая орда, которая грозила ударить на булгар с тыла.
Это были авары хана Байана (Баяна), явившиеся из-за Каспия и Волги, из тюркской и монгольской пустыни. В 540-х гг. тюрки Алтая изгнали их (а частью истребили). Остатки разгромленных орд тогда побежали на запад и к 558 г. достигли Северного Кавказа.
Аланский царь Саросий, ставленник Византии, сообщил императору Юстиниану о появлении аваров, а затем он также приказал охранять послов Византии, шедших к аварам. Византия решила использовать аварскую орду против гуннов и славян, досаждавших империи.
Алано-русы также пропустили авар через свои земли к Воронежцу, захваченному готами, а затем и в землю гуннов (утигуров и кутигуров) своих врагов.
Судя по "Книге Велеса", к аварам тогда присоединились дружины алано-русов (полагаю, возглавляемые Гордыней). Авары в 559 г. прошли по землям северян (сабиров) к Воронежцу. Согласно "Книге Велеса" II 46 (Лют I, 1:3), к стенам града, занятого готами, подошло "сто тысяч отборнейшей конницы" хана Байана (Баяна). "И была сеча злой, и кровь лилась как сурина-мёд, и к вечеру Баян поразил готов".
В 560 г. авары вторглись в страну утигуров на востоке Азовского моря, а потом разгромили на Дону кутигуров. Хан кутигуров (видимо, Заберган, который осаждал Константинополь в 558 г.) стал данником Байана. Тогда же Байан принял титул кагана. И затем, в 561 г., аваро-кутигурская орда потекла к реке Днестр, в Антию.
Ни в одном из древних источников не сообщается о войнах авар в Приднепровье. Авары, как и ранее гунны, не рискнули преодолевать "Змиевы валы". В Киев и Голунь тогда пошли русские дружины Гордыни и аланские-иронские дружины Скотеня. И тогда Гордыня вновь "поразил готов", и изгнал их из Киевской Руси. В Киеве установилась власть славяно-аланской династии Скотеня.
Затем Киевская Русь вошла в Аланское царство (названное вновь Русколанью). В "Книге Велеса" сообщается, что "иронцы (аланы) издревле с нас не брали дань и разрешали русичам жить по-русски", а также то, что и сам князь "боярин Скотень" "жил своим трудом", то есть не брал ругу-дань, положенную князю (Лют II, 3).
Волынское княжество

Тем временем, обойдя "Змиевы валы" с юга, авары и кутигуры хана Байана вторглись в земли дулебов и антов, на Волынь. Сама Волынь располагалась у истоков Буга, Припяти и Днестра. Антия, частью входившая в Волынское княжество, прилегала к берегам Чёрного моря.
В Волынском княжестве жили дулебы — один из древнейших славянских родов. Они прославились тем, что отразили нападение императора Траяна. Никогда враги не могли их покорить и принудить платить дань.
В IV в., после падения Русколани, дулебы приняли в свои земли антов и москов (мосохов), бежавших от гуннов с Кавказа. И земля дулебов стала именоваться Волынью в честь богини антов и москов Волыни, супруги Солнца и владычицы Волынского (Каспийского) моря.
Два столетия волыняне вели борьбу с готами и гуннами и не подчинились ни тем, ни другим. Никогда их земли не входили в империи Германареха и Аттилы.
В сер. VI в. Волынским княжеством правил князь Мезамир. В "Книге Велеса" (Лют I, 4) говорится, что он вначале воевал с готами, победил и "развеял их во все стороны". Затем воинам Мазамира пришлось отражать нашествие гуннов (очевидно, булгар Забергана). А затем анты сражались с объединёнными силами гуннов и готов. И вновь противники были разбиты, благодаря берендеям, которые подоспели на помощь русам.
И в это время, когда анты были ослаблены долгими и кровопролитными войнами, с востока пришла свежая рать хана Байана. Об этом сообщает также "Книга Велеса" (Лют I, 3): "Это обры (авары), которых было как песка морского, решили закабалить Русь. И мы обров остановили и бились с ними, но не было лада на Руси, и потому обры одержали победу".
Победы авары одерживали потому, что в эти годы из-за политики Византии анты стали воевать между собой ("не было лада"). Русы-анты, осевшие по правому берегу Дуная, сражались на стороне Византии против приходивших из-за Дуная своих же сородичей (так было во время нашествия на Византию хана Забергана и антов).
Не могли помочь Мезамиру и Гордыня со Скотичем, и не потому что какое-то время были союзниками Байана (благодаря сему союзу они поразили готов в Воронежце и Киеве), а потому что они продолжали вести бои с крымскими готами.

Династия Святояра тогда не была пресечена, ибо его сыновья Пирогощ, Радогощ и Моска княжили в землях Дунайской и Карпатской Руси, то есть на Волыни.
Впоследствии Пирогощ стал родоначальником князей южных славян (сербов и хорват).

Обогнув Карпаты с юга, крупные массы славянского населения — носителей пражско-корчакской (склавинской) и пеньковской культур — проникают в VI в. в нижнее Подунавье и междуречье Дуная и Днестра. Смешавшись с местным дако-романским населением, они образовали Ипотешти-кындештскую культуру. Тут славяне столкнулись с Византийской империей и с этого времени непрерывно фигурируют в текстах византийских историков.
Ипотешти-кындештская культура (Ипотешти-Кындешти-Чурел; рум. Ipoteşti-Cândeşti-Ciurel, Ипотешть-Кындешть-Чурел) — археологическая культура ранних славян V—VII вв. в Нижнем Подунавье, на территории современных Румынии и Молдавии.
Ипотешти-кындештская культура был сформирована антами — носителями Пеньковской культуры., совместно с местным романизированным населением и просочившимися в регион нижнего Дуная славянами пражско-корчакской группы.
При наличии структурного сходства и отдельных форм горшков, культуру Ипотешти-Кындешти-Чурел трудно причислить к той или иной из раннеславянских культур, что не снимает, однако, возможности славянской атрибуции памятников этой культуры. На территории современной Румынии достаточно устойчивыми оказались традиции позднеримского-ранневизантийского времени. Продолжалось, хотя и в сильно сокращённых масштабах, производство кружальной кухонной посуды, формы которой зачастую воспроизводились и в сосудах, сделанных вручную. Этническая специфика форм горшков здесь оказалась в результате утраченной. Основываясь на этом, румынские археологи усматривают в памятниках культур Ипотешти-Кындешти-Чурел и Костиша-Ботошана не славянское, а автохтонное романизированное население, в которое позднее влились славяне. Среди румынских исследователей существует гипотеза, что после перемещения части славян на южный берег Дуная эти культуры продолжили своё развитие, в результате чего к кон. VII в. возникла культура Хлинча в Молдавии, а к нач. VIII в. культура Дриду в Мунтении.
В VIII в. на территории Ипотешти-кындештской культуры была создана Великая Болгария.
О князьях Радогоще и Моске писал также византийский историк Феофилакт Симокатта, он назвал их Ардагастом и Мусокием. Согласно «Истории» Феофилакта, Радогощ (Ардагаст) был смертельно ранен в 597 г. во время войны славян с византийскими войсками, возглавляемыми стратигом Приском. Его гибель оплакивал брат Моска (Мусокий). Приск воспользовался тем, что славяне справляли тризну по Ардагасту (Радогощу) и были пьяны. После поминального пира и тризны ромеи напали на лагерь Мусокия-Моска и «продолжили поминальный пир, совершая возляния кровью». На следующий день, протрезвев, славяне отплатили за набег и освободили пленных. Об этом же говорит и «Книга Велеса» (Лют II, 6): «И вот он (Моск) пил о брате своём умершем, который отошёл к Богам. И был он убит волохами, ибо Радогощ тот был Святояричем. И вот после тризны мы не должны были спать, но заснули. И тогда волохи-воины напали на нас, и мы не могли противиться. И так отступили. А затем вернулись. И решили: волохи много едят и пьют, и сего ради мы также придём и будем пить братское вино… И так ромеям было отплачено за зло их». После сих событий Моска Святоярич был избран «единым князем» (Лют II, 6:2) и стал заботиться о единстве славян. И было это в 597 г. Это год начала правления князя Моска и год исхода славян с Дуная. См. Моск Святоярыч. Основание Москвы.

Источник: А.И.Асов "Свято-Русские Веды. Книга Велеса"
***

839 год: осада Киева хазарами. «Киев, при осаждении его Козарами, был уже укрепленный город».

850 год: Юго-восточные Славяне платят дань хазарам. «…в половине IX века мы застаем юго-восточные славянские племена платящими дань другому степному народу - хазарам. Хазары овладевают большею частию Тавриды; в какое время принуждены были им платить дань юго-восточные славянские племена, определить нельзя; летописец говорит только, что хазары брали дань на полянах, северянах, радимичах и вятичах. Хазары по всем вероятности являлись народом, смешанным из разных племен; смешанности племен в Хазарском царстве соответствовало смешение религий: здесь уживались друг подле друга четыре религии - языческая, магометанская, христианская, еврейская, и последнюю исповедывал каган, верховный повелитель хазаров - пример, единственный в истории».
Варяги, стремясь установить полный контроль над важнейшим торговым путем «из варяг в греки», в IX — X вв. устанавливают контроль над Киевом.

864 год: Оскольд и Дир отправились из Новгорода в Киев.
Летопись сохранила имена предводителей варягов, правивших в Киеве: Аскольд, Дир, Олег и Игорь.
«Оскольд и Дир отправились из Новгорода в Киев и уже в 866 г. 200 вооруженных судов Русских были под Царь-Градом».
После захвата власти варягом Рюриком земля полян с городом Киевом стала центром владений Рюриковичей с 882 г. Поляне благодаря культурному и экономическому превосходству из оборонительного положения по отношению к соседям скоро перешли в наступательное; древляне, дреговичи, северяне и другие к концу IX в. были уже подвластны полянам. У них ранее других водворилось и христианство.
Центром полянской («польской») земли был Киев; другие её населённые пункты Вышгород, Белгород на реке Ирпень (ныне село Белогородка), Звенигород, Треполь (ныне село Триполье), Василева (ныне Васильков) и прочие. В последний раз в летописи имя полян упоминается под 944 г., по случаю похода Игоря на греков, и заменяется, вероятно уже в кон. Х в.
http://lubovbezusl.ru/publ/istorija/kiev/a/40-1-0-449
Tags: Киев, Русь, Украина, история, славяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments